Пермский Театр «У Моста»

Версия для слабовидящих

25.12.2020

С чего начинается Грузия? Отзыв о спектакле "Мачеха Саманишвили " в Москве.

С чего начинается Грузия? Для меня уж точно не с картинки в моем букваре. Хороших и верных товарищей – грузин у меня тоже никогда не было. Тем более, живущих в соседнем дворе. Тем не менее, к Грузии я испытывал симпатию с самого раннего детства. Мои отношения с Грузией можно сравнить со швейной строчкой, оставленной машинкой фирмы «Зингер» - прямые, ровные и надежные. Впрочем, периодически, как на экране осциллографа, следовал всплеск сигнала симпатии.

Очевидно, первым таким сигналом был голос Котэ Махарадзе. Ах, как я любил слушать его репортажи футбольных матчей и как они разительно отличались от комментариев Николая Озерова, Яна Спарре и других известных телекомментаторов. Затем новый всплеск – картина Отара Иоселиани «Листопад». Вскоре подобные всплески стали систематическими: ансамбль «Орэра» с «Тбилисо», фильм Георгия Данелия «Не горюй» с великолепными Софико Чиаурели и Вахтангом Кикабидзе, Нани Брегвадзе со «Снегопадом», Давид Кипиани со званием лучшего футболиста страны, тбилисское «Динамо» с Кубком Кубков. Ия Нинизде и «Небесные ласточки», «Иверия» и «Арго», Гия Канчели и музыка из кинофильмов, Киса с Осей и Военно-грузинская дорога, Тамара Гвердцители и «Виват, король!». «Киндзмараули» и «Хванчкара», воды Лагидзе и хинкали, «Боржоми» и Мтацминда… Наконец, Тенгиз Абуладзе и «Покаяние».

Первая личная встреча с Грузией, вторая… Чтобы понять, мое отношение к Грузии, достаточно упомянуть о том факте, что три последние поездки за пределы МКАД пришлись именно на Грузию. Сейчас можно констатировать, что спектакль Сергея Федотова «Мачеха Саманишвили» попал в вышеперечисленный список «всплесков» и расположился где-то между «Киндзмараули» и хинкали.

В антракте мы сидели с женой в зале и глотали слюни. Ну, почему нам не пришла в голову мысль посетить до спектакля грузинский ресторан по соседству с «Модерном»? А! Я знаю почему! Разве я ушел бы из него без выпитой бутылки? Ни за что! А на спектакли театра «У Моста» надо приходить почти трезвым. Винопитие, особенно грузинское, это особое удовольствие. И не надо смешивать два удовольствия в одном флаконе. Их и так, этих самых удовольствий, не так много и осталось. Поймал себя на мысли: « Вот времена наступили, сходил в парикмахерскую – уже радость!»

Приезд театра «У Моста» в Москву - событие. Для меня крупное. Стараюсь никогда не пропускать очередные гастроли, поэтому «Мачеха Саманишвили» это уже десятый посещенный спектакль. Так сказать, юбилейный. Можно подводить промежуточные итоги.

Спектакли «На дне», «Калека с Инишмана» и «Сиротливый Запад» задрали планку так высоко, что все то, что попадает ниже, режет глаз. «Ханума» мне не особо глянулась, а недавний «Зверь» напомнил рассказы и повести советских фантастов начала семидесятых.

«Мачеха Саманишвили» - отличная работа. Главное, полный натурализм. Помните, у Жванецкого? «А сейчас цветная стереофония пошла. Мы в Стамбуле с корреспондентом устриц жевали. Он - по ихнюю сторону экрана, мы - по нашу. То есть он жует - стереофония, звук, цвет, хруст, писк... Единственное, вкуса нет, хотя слюна уже пошла».
Слюна по эту сторону рампы тоже капала в изобилии. Застолье в доме Бекинэ это полное погружение в образ. Сергей, хочу задать вопрос, который меня давно занимает. Пиво на барной стойке в «Палачах» настоящее?

Типажи – стопроцентное попадание. Вот они настоящие грузины, подтверждаю! Не буду утверждать, что имеретины в исполнении актеров театра «У Моста» более настоящие, чем сами имеретины – аборигены, замечу только, что коренные посетители пабов Гэлвея гораздо менее колоритны и интересны для стороннего зрителя, чем персонажи постановок Сергея Федотова. Вот за это могу побожиться.

Имеретию на сцене театра «Модерн» удалось воспроизвести атмосферно. Так и ждешь, что арба сейчас доставит героев на крутой берег Риони и перед глазами откроется восхитительный монастырь Моцамета. Впрочем, и без вида монастыря тоже неплохо. Лихо гарцующий на коне Аристо спешит в другое место – "гостеприимный" дом своих братьев Самсона и Мераба. Снова зрителя ожидает тяжелое испытание – стол, зелень, лобио.

В принципе, созерцать находящихся на сцене Владимира Ильина (Бекинэ), Марину Шилову (Элене), Василия Скиданова (Аристо), Илью Бабошина (Платон) и Сергея Мельникова (участник массовки, не упомянут в программке) всегда приятно. Им, как Людмиле Зыкиной в анекдоте про выступление в Грузии даже петь (говорить) не надо. Достаточно просто ходить по сцене. Туда-сюда. А уж наблюдать за ними в прекрасно прописанных ролях – бальзам на сердце. Для меня стало откровением участие в спектакле большого количества актеров, которых я совершенно не знаю. Ну, разве что, Милену Хмылову видел в «Звере». И все они гармонично смотрятся рядом с известными партнерами. Ни один персонаж не выпадает из единого ансамбля, что бывает нечасто. Танцевальные номера на высшем уровне. Это касается и пляски престарелых «невест» Бекинэ, больше напоминающих персонажей картин Брейгеля.

«Звук, цвет, хруст, писк» донести до зрителя удалось блестяще.

В одном я не согласен с Сергеем Федотовым. Перед спектаклем он обещал, что после просмотра всем зрителям немедленно захочется в Грузию. Нет, мне туда хочется всегда.

Игорь Щеголев