Пермский Театр «У Моста»

Версия для слабовидящих

02.03.2021

Интервью Марины Шиловой газете «CHEL_ФЕСТ». Выпуск №2 от 26.02.21

– Что для Вас важнее всего донести со сцены? 

М.Ш. Главное для меня – донести тему спектакля, в которой, как мне кажется, есть и боль автора, заставившая его написать произведение, и кровь режиссёра и актёров, которые должны пропустить через себя авторский замысел и донести его до зрителя. 

– Есть ли у Вас внутренний критик и что он говорит? 

М.Ш. Конечно есть. Мой главный критик – это моя интуиция, внутренний камертон, настроенный режиссёром на определенную пьесу, жанр, образ спектакля. 

– Как переключаетесь, когда делаете что-то не то? 

М.Ш. Я придерживаюсь «принципа ящерицы». Если чувствую, что иду «не туда», то отбрасываю «хвост» и начинаю всё заново. А ошибки беру в свою актёрскую копилку. 

– «В студенчестве я думала, что актёр – это...», а сейчас… 

М.Ш. В студенчестве у меня были прекрасные, умные педагоги, и я уже с первого курса знала, что актёр – это служитель театра, преданный ему каждой клеточкой. Сейчас, много лет служа в уникальном театре, возглавляемом настоящим Мастером Сергеем Павловичем Федотовым, я убеждаюсь в этом ещё сильнее. 

– «Когда выхожу на сцену, первая мысль…»

М.Ш. Это мысль моего персонажа, которого играю в сегодняшнем спектакле. Перед спектаклем я вхожу в образ, начинаю думать и общаться от имени своего персонажа. 

– Где грань между доверием к режиссеру и собственным видением? Можете ли поспорить/оспорить, как часто и в каких случаях? 

М.Ш. Я много лет работаю с уникальным режиссёром Сергеем Павловичем Федотовым, так что этой грани нет. Я полностью доверяю своему режиссёру, и мы вместе создаем сценический образ. 

– Что делаете в повседневной внетеатральной жизни такого, что потом используете в работе, включаете в роль? 

М.Ш. Читаю, смотрю фильмы и спектакли с актёрами, которые мне интересны, у которых я постоянно учусь. 

– Считается, что роль «на сопротивление» получается интереснее, сложнее. У Вас так? И бывало ли, что сопротивление столь велико, что вызывает серьёзный внутренний протест против персонажа и его действий? 

М.Ш. Я не понимаю, что такое «на сопротивление». Считаю, чем более не похожий на меня образ, тем интереснее. Нельзя просто эксплуатировать свои актёрские данные. Это не увлекательно и непрофессионально. Хочется всё время быть неожиданной и разной. 

– Каждый образ – это новый пласт в актёрском мастерстве. Поделитесь, чем для Вас стала роль в спектакле, который привезли на фестиваль «Человек театра»? 

М.Ш. На данный момент Элене в «Мачехе Саманишвили» – одна из моих любимых. Самое интересное было окунуться в Грузию, в грузинский быт, грузинский характер. У них другой темперамент. Они любят, дружат, ссорятся по-иному, не как русский человек. У них другие песни. И даже речь не как у нас. У нас – как долгая широкая река Волга, у них – как прозрачный звонкий горный ручей. 

 

Беседовала Елена Плишкина

Газета «CHEL_ФЕСТ». Выпуск №2 от 26.02.21