Театр у моста - 2015

2015


04.05.2015 Дон Жуан. Французская элегантность на пермской сцене

1, 2 и 3 мая в театре «У Моста» состоялась премьера спектакля «Дон Жуан» в постановке французского режиссера Ролана Боннина (RolandBonnin).

Спектакль создан по пьесе Ж.-Б. Мольера. По словам режиссера, его замысел был в том, чтобы совместить комедию и  трагедию. И через эти контрасты  передать философский смысл произведения – рефлексию главного героя о нравах своего времени. Это не реалистический, а условный, образный, метафорический театр.

Для театра «У Моста» это принципиально новый стиль и жанр, но и здесь не обошлось без своеобразной мистики…

Спектакль действительно получился очень легким, воздушным, при всем своем внутреннем драматизме. Элегантная легкая метафорическая версия. Грациозно, эстетично, красиво, изящно, невесомо.

Театр теней сопровождает весь сюжет. Это выглядит изумительно красиво. В начале – это танец тени Дон Жауна и теней трех женщин в греческих туниках. Метафора их отношений выражается через то, что тень Дон Жуана гораздо больше остальных,  и он, словно кукловод, управляет ими. Затем появляется тень командора на алом фоне, тени палачей, тени Дон Жуана и командора. Красные языки пламени, клубы серо-синего дыма. Алый цвет декораций, костюмов. Табак, вино, шампанское. Метафорически красиво – тени, подсветка, симметрия. Черный фон, дым, контровой свет и маска в виде птичьего клюва – костюм средневекового чумного доктора.

Интересно музыкальное сопровождение: то это церковные католические песнопения (орган), то лирические медленные мелодии, то динамичные, с нарастающим драматизмом и тревожностью. И темп речи и движения героев всегда созвучны музыке, они стихают и нарастают синхронно. Это превращает действие в танец.

 Сильный момент, мистика,   – это эпизод во время грозы на кладбище. Сверкает молния, раздаются раскаты грома, силуэтом возвышается каменная статуя командора. Тут открываются четыре гроба и из них выходят палачи в алых одеждах. Жуткий скрипучий голос говорит о мести Дон Жуану.

Комичные стычки. Комичность образов деревенских девушек, которые пришли на реку постирать. Наряды в стиле картин 18 века – чепчики, корсеты, пышные юбки, ленты в волосах, пастельные тона одежды. Но в то же время – весь ужас последствий поведения Дон Жуана проступает за этой комичностью, когда он провоцирует драку девушек. Несравненная героиня Матюрина в исполнении Ирины Моляновой.

 Шарлотта и Пьеро сидят, спинами к залу, у реки. Движения их рук  выражают отношения между ними. И в движениях их рук – и интерес, и сомнения, и вся противоречивость. Пьеро хоть и нелеп и неловок, зато искренен. И  очень жаль его, когда Дон Жуан со слугой колотят его.

Дон Жуан вскрывает недостатки общества, как лезвием ножа раскрывает человеческое качество: «Я сам обманываться рад». При этом он  показывает предрассудки и глупость своих современников. Поднимает вопросы свободы выбора. Вопросы того, что лучше: быть честным в своем эгоизме или быть на стороне добра из трусости? И даже раскрывает политические принципы манипулирования толпой, как этакий Макиавелли, восседая на импровизированном красном троне. Красный цвет тоже символичен: это и страсть как движущая сила его жизни и кровь всех жертв его поступков.

За кажущейся легкостью жизни Дон Жуана все равно следует трагический финал, расплата. Здесь выступающая как месть восставших с того света сил. Та самая мистика. При этом очевидно, что мышление Дон Жуана прогрессивно и опережает время, эпоху с ее закостенелыми представлениями об устройстве мира. Он способен подвергать сомнению вопросы, которые считаются другими незыблемыми. Но, при этом, образ Дон Жуана – это подобие человека сегодняшнего, при развитии научной мысли, духовно он остается очень дремучим, неправильно понимая свободу – как безответственность. У него это свобода деспота и эксплуататора, рабовладельца.

 

Лиза Скурихина