Театр у моста - 2015

2015


25.03.2015 Магнетизм «Квазимодо»

Эксперимент театра «У Моста» с участием «Балета Евгения Панфилова» увенчался успехом.

В пермском театре «У Моста» – очередная премьера. Хотя нет, не очередная. Театр, постоянно ищущий что–то новое, поставив пластический спектакль «Квазимодо», удивил своих зрителей в квадрате. А может быть, даже в кубе.

Впервые за всю историю этого теа­тра в спектакле практически нет слов – диалоги заменила пластика тела. Впервые на «мостовской» сцене драматические артисты выступают вместе с профессиональными артистами балета. Впервые режиссером–постановщиком «У Моста» стал хореограф.

МИСТИКА РАБОТАЕТ!

– «Квазимодо» – абсолютно авторский проект, – подчеркивает польский режиссерАлександр Азаркевич, осуществивший дерзкий эксперимент. – Взявшись за эту постановку, я не опирался ни на какие фильмы, балеты, спектакли, созданные по роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери». Только на сам роман, точнее на сюжетную линию, связанную с уродцем–звонарем Квазимодо.

История безумной любви горбуна к красавице Эсмеральде, сразу решил хореограф, окажется намного выразительнее, если она будет рассказана не вербально, а с помощью балета, современного танца, пластики. Тем более если участвовать в таком спектакле будут артисты театра «Балет Евгения Панфилова». Два года назад Азаркевич уже работал с этой труппой: ставил балет «Lux Aeterna» с Марией Тихоновой в главной роли.

– Невероятно, но когда–то Женя Панфилов, танцевавший в один из юбилеев на нашей сцене, сказал мне: «Надо бы нам с вами сделать какой–нибудь совместный спектакль!», – вспоминает­ Сергей Федотов, художественный руководитель театра «У Моста». – Потом Жени не стало, идея та ушла. И вот польский режиссер и балетмейстер соединил нас! Мистика…

Мистического в этом объединении  – о–го–го сколько! Чего лишь стоит случайно–неслучайная встреча Федотова и Азаркевича в полуночной Перми, когда первый ехал по городу и зачем–то вышел из машины у ЦУМа, а второй оказался в том же месте и в тот же час, только–только прибыв из аэропорта в гостиницу. До этого они виделись в Берлине, где «мостовцы» были на гастролях и куда, чтобы попасть на их «Калеку с Инишмана», специально приезжал поляк. Поговорить тогда удалось минут пять, а через полгода в 12 ночи – такая вот встреча в Перми. Основатель единственного в мире мистического театра Сергей Федотов тотчас понял: это знак.

ТЕАТР—ДОМ ОТКРЫТ ДЛЯ ВСЕХ

Прима «Балета Евгения Панфилова» Мария Тихонова не скрывает, что предложение сыграть Эсмеральду в театре «У Моста» стало для нее полной неожиданностью:

– Я даже не могла понять: испугалась я или не испугалась. Никогда раньше не играла в драматических спектаклях. Как это? Что это будет? Я буду говорить, у меня будут монологи?

Чтобы прочувствовать атмосферу театра, она вместе с Сергеем Курочкиным, еще одним «панфиловцем», приглашенным на роль капитана Феба, начала ходить на все «мостовские» спектакли. И их энергетика буквально засосала ребят, сделала полноправными членами большой семьи, каковой и является этот театр–дом.

Репетиции нового спектакля продолжались около двух месяцев, по 5–6 часов ежедневно. Театр просто вибрировал, ведь в постановке занята практически вся его труппа. На роль Квазимодо Александр Азаркевич выбрал Илью Бабошина, священника Фролло по очереди играют Андрей Молянов и Сергей Мельников. А остальные «мостовцы» – массовка, понадобившаяся для того, чтобы передать дух средневекового Парижа.

В «Квазимодо» нет декораций в привычном смысле этого слова.  Но зрители в течение всего спектакля ощущают свое присутствие в знаменитом Нотр–Дам–де–Пари, ставшем главным персонажем романа Гюго. (Нелишне напомнить, что именно после выхода этой книги развернулось движение французов за сохранение уникального собора, который власти собирались сносить или перестраивать.) Достигается такой эффект благодаря аппаратуре 4Д, которую предложил использовать художник по свету Алексей Хорошев – обладатель «Золотой Маски» за оформление спектакля в «Балете Евгения Панфилова». А подбором музыки занимался сам Александр Азаркевич  – в основном это современные композиторы. Музыка поистине завораживающая.

ЧТО ЕСТЬ КРАСОТА?

Страшная толпа на сцене безумствовала, гримасничала, скалилась. Буквально кожей чувствовались мерзостный смрад, пошлость, жажда наживы, готовность к убийству – все пороки, царившие на карнавале бесноватых уродцев, словно перенесшем зрителей во времена средневековья.

И на фоне этого карнавала – душераздирающая история любви самого уродливого из них, звонаря собора Нотр–Дам–де–Пари, Квазимодо к юной красавице–цыганке Эсмеральде. Только он, а не эгоистичный Феб и не жестокий Фролло, любит прекрасную цыганку по–настоящему. Но в жизни все настолько перепутано. И так непросто разглядеть душевную красоту в несчастном, отверженном горбуне…

– Телесное уродство Квазимодо – метафора уродливости общества тех времен. То, что происходит с этим существом, когда он почувствовал любовь, можно назвать вочеловечением, – говорит польский режиссер.– Печально, но примет средневековья немало и в наши дни. При всех достижениях цивилизации, при изобилии внешней красоты мы позволяем, увы, процветать жестокости и агрессии.

Свой спектакль Александр Азаркевич называет театральной фантазией. Причем фантазией не только на тему любви. Ведь в этом спектакле соединяются разные, взаимно обогащающие друг друга жанры. Актеры драматического театра выступают и как пластические артисты, а артисты балетного театра – как драматические актеры. Мало того что они сами открывают в себе при этом новые возможности, а зрители получают новые впечатления, так возникают еще и новые вопросы. Нужно ли вообще современное сценическое искусство разделять на жанры? Не органичнее ли их синтез в принципе?..

И кажется, что за всем этим  в одном брэндовом театре Перми наблюдает основатель (ну или дух его, если угодно) другого брэндового театра – Евгений Панфилов. И, кажется, Панфилов доволен.

 

Фото Вадима Балакина

Вера Шуваева

 

Деловой интерес