Театр у моста - 2015

2015


09.12.2014 Сергей ФЕДОТОВ: Российская провинция и Ирландия очень похожи

В истории искусства встречаются загадочные сближения культур и творцов поверх национальных и географических границ. Например, знаменитый английский актер Ральф Файнс обожает русскую классическую литературу, а вот известный российский театральный режиссер Сергей Федотов влюблен в творчество одного из самых заметных драматургов современности - ирландца Мартина Макдонаха. По общему признанию критиков, Федотов - лучший в мире интерпретатор его пьес, и поэтому неудивительно, что он организовал и провел в родной Перми I Международный театральный фестиваль Макдонаха. Основной площадкой фестиваля стал возглавляемый им уже более четверти века театр «У Моста», а также все сцены города. За восемь дней публика увидела самые яркие сценические трактовки пьес легендарного ирландца - от московского МХТ им. А.Чехова, санкт-петербургского БДТ им. Г.Товстоногова, драматических театров из Ижевска и Челябинска, а также трупп из Азербайджана, Польши, Чехии, Англии, Германии, Австрии, Боснии и Герцеговины. Так что же может дать ирландская драматургия нашему зрителю, на какие загадки русской души ответить? Об этом и многом другом мы спросили непосредственно у Сергея Федотова.

- Сергей Павлович, ваш театр «У Моста» - лауреат огромного количества фестивалей, конкурсов, имеет такое количество наград, что они не помещаются на стенах: дипломами уже заполняются потолки фойе. А какие самые дорогие, самые памятные?
- Даже не знаю. Если вспоминать все 130 фестивалей, в которых мы участвовали, с каждым связано очень много переживаний, проживаний, впечатлений. Из этих наград 70 - зарубежные, 35 - Гран-при. Выделить невозможно, наверное. Но, конечно, что ни говори, получение нами - провинциальным театром, сломавшим все предубеждения, - «Золотой маски» (а мы трижды являлись номинантами на нее) - это ли не доказательство, чего мы стоим?
- А «Золотую маску» вы получили за Макдонаха?
- Да, за спектакль «Калека с Инишмана». Он получился, пожалуй, самым трогательным спектаклем из всех поставленных по Макдонаху. Всего на счету у «Калеки...» 10 Гран-при и 26 фестивалей. Спектакль много гастролировал по Европе и вызвал такой резонанс, что о нем услышал и сам автор пьесы и захотел увидеть своими глазами.
- А как Макдонах появился в вашей жизни?
- Совершенно неожиданно. Десять лет назад я увидел в Праге спектакль по Макдонаху «Сиротливый Запад». Он был очень скромным в постановочном плане: играли четыре артиста, была одна неизменная декорация - интерьер комнаты. Но я был потрясен самодостаточным и уникальным миром пьесы - миром автора и понял, что современные драматурги могут писать так же глубоко, как классики. Я решил изменить традициям и поставить современного автора и немистическую вещь. Хотя именно то, что наш театр ориентирован на поиск мистики, помогло точнее понять и поставить этого замечательного драматурга. На наших спектаклях ирландского цикла зритель всегда в конце переживает катарсис и чувствует невероятное ощущение света.
- Как возникла идея этого фестиваля?
- Наш театр - единственный в мире, который поставил все семь пьес Макдонаха. Мы очень много ездим по России и Европе, ежегодно участвуем в международных фестивалях. Я видел огромное количество постановок по пьесам ирландского драматурга, и большая их часть категорически мне не нравится, они мимо его структуры и стилистики. Например, «Сиротливый Запад» в театре им. Комиссаржевской в Питере. Хорошие артисты, но действие - мат на мате. Почему-то думают, что если Макдонах, то непременно после каждого слова - мат. Это отвлекает, и зритель просто рядами вставал и уходил. Это одна ситуация, а другая - то, что не понимают, не чувствуют невероятной многослойности драматургии Макдонаха - его пьесы чрезвычайно парадоксальны, замешаны на юморе, это комедии, но до такой степени оригинальные, странные, непривычные, что 90% спектаклей вовсе не смешны. И поэтому, во-первых, постановщики не чувствуют макдонаховский юмор, во-вторых, выпячивают грубость и жестокость, в-третьих, совершенно теряют всякую человеческую составляющую. Да, персонажи ирландца - маргиналы, но все они хотят добра, страдают по любви. И конечно, важна метафизичность его пьес, переходящая в мистику.
Его тексты можно прочитать и как философское обобщение, и как историю Ирландии, которая, думаю, очень похожа на историю провинции российской, в конце концов Ирландия такая же дыра! В огромной России столько похожих мест! Эти пласты вообще мало кто видит.
Вот эти перечисленные мною свойства, которые практически не видишь в спектаклях по пьесам Макдонаха, и побудили меня организовать не просто фестиваль, а фестиваль - мастер-класс. На нем, во-первых, показываются наиболее интересные трактовки с открытым обсуждением спектаклей театральными специалистами со всего мира, а во-вторых, есть цикл лекций исследователей его творчества. Резонанс все это вызвало огромный. Поэтому мы решили, что будем проводить фестиваль каждый год.
- А как бы вы сами определили особенность своих постановок? Какое значение имеет в них актерский ансамбль?
- Репетирую я свои спектакли абсолютно не по правилам. Некоторые сцены ко мне приходят во сне. Все наши репетиции горячие, наполненные страстями и импровизацией. Мы умеем создавать на сцене особую атмосферу, умеем гипнотизировать зрителя. Все спектакли постоянно репетируются.
А еще, чтобы погрузиться в мир Макдонаха, мы ездили в Ирландию по «макдонаховским» местам: острова Инишман, Инишмор, город Линэн. В день, когда мы играем Макдонаха, в театре звучит ирландская музыка, актеры танцуют ирландские танцы.
Второй секрет - артисты. Мой театр актерский. Я воспитываю артистов, я их обучаю и постоянно слежу за их развитием. После каждого представления обязательно проходит обсуждение. Важную роль играет и принцип равенства. Каждый у нас может сыграть любую роль, нет незаменимых. Сюда же входит и принцип поддержания благожелательной атмосферы ввиду отсутствия конкуренции в духовном ее проявлении. Наши артисты очень любят играть с дублерами, что в иных театрах просто невозможно. Есть еще одно наше новшество - эмоциональный настрой. Мы всегда перед каждым спектаклем «греем сцену». Это значит, что актеры за полчаса до начала спектакля выходят на сцену, обживают ее. Каждый наш день начинается с тренингов. Ведут их как приглашенные мастера, так и сами актеры.
- Когда смотришь Макдонаха в Перми, возникает ощущение, что ваша любовь к Ирландии не случайна, что здесь зона особой связи, перекрестья острова Северной Атлантики и Прикамья.
- У меня мама родом из деревни. Она родилась в деревне Кулешевке. И я каждое лето ездил туда к бабушке с дедушкой, ходил по лесам. И когда лазишь там по старым домам, по чердакам, по срубам, которым по полторы сотни лет, возникает такое же ощущение, что и в Ирландии. Те же истоки - камни, холмы, языческие культы. Наш край - совершенно уникальное место. Не случайно же рядом с Пермью есть поселок Молебка, всемирно известный центр уфологии, куда постоянно прилетают НЛО и куда со всего мира приезжают их снимать и изучать. Там аномальная зона. В наших постановках - та магия, что составляет особенность края. Этим он похож на Ирландию.
Когда я подъезжал к острову Инишман в первый раз, я заплакал и почувствовал, что Ирландия - это моя родина, на которой я никогда не был. И каждый раз - я был там совсем недавно в третий раз - возникает это чувство. Там появилось много новых домов, это вовсе не Богом забытые острова, как кажется из пьес Макдонаха, там продолжается жизнь. Я заряжаюсь там ирландским духом, ищу персонажей для постановок, а однажды нашел... самого Макдонаха. Это было почти чудо - я шел по улочке Голуэя, где проходил театральный фестиваль, и вдруг навстречу мне из паба выходит Мартин. Вообще-то он постоянно живет в Лондоне, сейчас снимает в Голливуде свой четвертый фильм, бывает в Ирландии крайне редко, всего раз в два-три года. И вот он прилетел всего на один день и назначил встречу со своими актерами в этом пабе. И вышел именно в тот момент, когда я проходил мимо. Разве не мистика? При этом Мартин оказался скромным, простым в общении человеком. Он сказал, что наслышан о пермских постановках и хотел бы увидеть как можно больше спектаклей театра «У Моста». Он очень хочет посмотреть «Калеку...», «Сиротливый Запад» и «Безрукого из Спокэна».
- Все мы родом из детства. А были ли у вас в детстве какие-то предпосылки для увлечения театром? Встретились ли вам учителя, которые повлияли на выбор профессии?
- Для меня в жизни важны какие-то необъяснимые вещи - озарения, знаки, неожиданные встречи, я с детства привык к ним прислушиваться. Когда мне было 4 года, я пришел из садика после утренника с детским представлением, на котором мне поручили роль зайца-дворника, и объявил, что буду актером. Потом, когда я уже учился в школе, в классе четвертом, меня пригласили в кружок театра кукол на роль Кота. А через неделю спектакль этот уже записывали на телевидении, и это была следующая веха, когда я понял, что могу еще и в кино сниматься.
А в 9-м классе я поступил в театральную студию недалеко от школы - там, во Дворце им. Свердлова, была студия - «Театр третьего этажа». Там я занимался два года, играл разные роли. И у нас была режиссер Мария Тихоновна Тихоновец, бывшая актриса, совершенно потрясающая. Вот она оказала на меня очень сильное влияние, это мой первый учитель в театре. Очень меня поддержала в стремлении заниматься театром и мой классный руководитель в школе с четвертого класса Нина Владимировна Кузнец-Коваленко. Она была учителем физики, но искренне любила театр. Она смотрела все мои спектакли, восхищалась ими и всем остальным бандитам-одноклассникам говорила: «Смотрите, какой у нас Сережа Федотов!»
По окончании школы я понял, что должен стать актером. Поехал в Москву, подал документы во все театральные вузы, но у меня такой взбалмошный характер, что, когда я дошел до третьего тура (а я везде доходил до третьего тура), мне все надоело, я сказал себе: «А пошло все это, гори синим пламенем!» - и уехал домой. А в Перми был Институт культуры и искусств, туда я очень просто и быстро поступил на режиссерский, хотя все еще стремился к актерству, да и на кафедре все подтверждали, что я должен стать актером. Но когда в процессе обучения я стал ставить отрывки из пьес, то вдруг почувствовал: мне мало одной роли, хочу играть все! И при постановке дипломного спектакля окончательно понял: в качестве режиссера, с одной стороны, я внутренне проигрываю все роли, а с другой - создаю новое пространство, сочиняю новый мир. И с этого момента профессию я уже не менял...

Нила Петрова

Гость «УГ»