Театр у моста - 2015

2015


02.03.2015 Национальное достояние

Историк и журналист Илья Смирнов – об успехе пермского репертуарного театра, пережившего эпоху «культурной революции» в своем городе.


Многие наслышаны, что репертуарный театр – наше ноу-хау и национальное достояние, но что это такое, не могут внятно объяснить даже специалисты, путаются в деталях и разночтениях. И понятно, почему: если назвать вещи своими именами, может оказаться, что бюджетные деньги по этой статье получают посторонние люди.

Самопровозглашенный сын режиссера Станиславского, урожденный Балаганов.

Что такое слон? Объяснение лучше начать с живого слона. А уже потом перечислять его признаки, главные и второстепенные.

Что такое живой русский репертуарный театр, показала Москве пермская труппа «У Моста» (базируются они в бывшей пожарной конюшне). А в Первопрестольную привезли «На дне» Максима Горького и «Калеку с Инишмана» Мартина МакДонаха, на обоих спектаклях было не протиснуться между приставными стульями, а сколько раз вызывали артистов на поклоны – пытался считать, но сбился. Точно больше десяти.

Первое впечатление от «На дне» – абсолютной физической достоверности того, что мы видим на сцене. Авторские ремарки соблюдены с точностью до сантиметра. Можете называть это гиперреализмом или 4D (если считать время за четвертое измерение), а сам руководитель театра Сергей Федотов говорит: «Категорически не приемлю, когда классику осовременивают. У каждой эпохи своя вибрация». И он прав. Казалось бы, не так уж много времени прошло с 1902 года, но пьеса «На дне» – не про бомжей. Ну не станет современный полицейский заходить по-приятельски в гости к бездомному – в шашки поиграть.

В современном  бомжатнике доминирует грубая психическая патология, и это тема скорее для врача, чем для художника. А в той «России, которую мы потеряли» (а Горький запечатлел) социального обеспечения практически не существовало, так что на дне могли оказаться по самым разным причинам самые разные люди. Была еще «бродячая Русь, ищущая Бога и Божьей правды» (Н.А. Бердяев), и странник Лука в пермском спектакле —  та «мягкая сила», которая помогает каждому открыть в себе человеческое. «Мистическая сила слова» – уточняет исполнитель этой роли Сергей Мельников.

Конечно, есть в пьесе и такие персонажи, в которых открывать нечего, или оно так основательно погребено под эгоизмом, что старому Луке не достучаться. Но самые безнадежные – как раз самые благополучные, никакие не бездомные, а уважаемые члены общества, хозяин Костылев и его супруга Василиса.

 

Илья Смирнов

Известия