Театр у моста - 2015

2015


30.01.2015 Ирладская неделя на камских берегах

I Международный театральный фестиваль Мартина МакДонаха в Перми.

В октябре город Пермь, а точнее, Театр «У Моста» превратился на неделю в «ирландскую провинцию». На четырех сценах этого театра, включая фойе, а также на трех других площадках Перми прошли спектаклиПервого международного фестиваля спектаклей по пьесам ирландского драматурга и режиссера Мартина МакДонаха (Martin McDonah). Участниками фестиваля стали 14 театров из России и нескольких европейских стран.

 Пять миллионов, премия «Оскар» и встреча возле паба

Вдохновителем и организатором этого ирландского театрального шоу стал неуемный и двужильный художественный руководитель Театра «У Моста», заслуженный деятель искусств России и ЧехииСергей Федотов. Между тем, поначалу никто эту затею Федотова всерьез не принял, и, естественно, не собирался финансировать. Но неукротимая энергия и напор худрука «мостовиков» дали свои плоды: дело сдвинулось с мертвой точки. Большую помощь в подготовке и проведении фестиваля оказал министр культуры Игорь Гладнев. Он «подхватил» идею Федотова и представил на рассмотрение губернатора Пермского края Виктора Басаргина. Тот ее поддержал, и краевая администрация выделила определенные средства. Большую помощь оказали и некоторые бизнес структуры, в частности, пермское отделение компании «Лукойл». Но ассигнованных сумм все равно не хватало. Тогда Театр «У Моста» вложил в копилку фестиваля пять миллионов рублей из собственных средств! Я могу и ошибаться, но не припомню факта, чтобы относительно небольшой провинциальный театр, проводя крупный международный фестиваль, отважился бы потратить на него такие баснословные деньги! Театр сделал своим зрителям и себе еще один роскошный подарок, приурочив к фестивалю сооружение своего третьего зрительного зала и «Ирландского музея». Новая сцена была тотчас апробирована, на ней было успешно показано несколько фестивальных спектаклей. Надеюсь, что читатель простит мне некоторую высокопарность тона, но то, что Сергей Федотов со товарищи, в конце концов, осилили такую махину как международный фестиваль можно считать своего рода творческим подвигом.

Кто-то из не очень сведущих театралов спросил меня накануне отъезда на камские берега: почему фестиваль какого-то ирландца проводится именно в Перми?! Отвечаю моему собеседнику и ему подобным. Во-первых, об ирландце. Он вовсе не «какой-то», а очень даже знаменитый. М.МакДонах уже давно числится в первой десятке (а, может быть, и в пятерке) крупнейших современных драматургов мира. Мартин - лауреат нескольких престижных театральных премий и даже самой известной кинопремии мира - «Оскара». Во-вторых, о Перми. Дело в том, что ирландская театральная «инфекция» проникла в Россию усилиями все того же Сергея Федотова. Случилось это десять лет назад, когда он поставил в своем театре пьесу МакДонаха «Сиротливый Запад», после чего, судя по всему, навсегда влюбился в творчество ирландца. А в 2006 году С. Федотов привез в Москву на фестиваль «Новая драма» «Красавицу из Линнэна», продемонстрировав в своем негромком камерном спектакле высочайшую театральную культуру и такой класс актерской игры, который не снился большинству других участников того фестиваля. С тех пор прошло немало лет. Спектакли по пьесам М. МакДонаха сегодня идут во многих театрах мира, в том числе, российских. Причем, поставлены они и на сценах таких «грандов», как МХТ, БДТ, «Сатирикон» и т. д. А театр «У Моста» стал в этом смысле рекордсменом: здесь поставлены все семь пьес драматурга. Один из спектаклей («Калека с Инишмана») был удостоен национальной премии «Золотая Маска», два других стали ее номинантами. Поэтому, наверное, С. Федотов и решил, что настало время провести такой фестиваль в его родном городе.

Забегая вперед, скажу, что, по словам самого Сергея, все запланированные мероприятия фестиваля были проведены по плану и, как говорится, «без сучка, без задоринки». Иногда возникало впечатление, что само Провидение помогало устроителям фестиваля! Иначе трудно расценить, например, удивительный факт встречи худрука театра «У Моста» со своим кумиром в Ирландии.

Предоставлю слово самому Сергею: «Шансов на то, что я встречусь с МакДонахом в Ирландии, был один на миллиард. Ведь МакДонах родился и постоянно живет в Лондоне. А сейчас практически все время обитает в Голливуде, снимает свой четвертый фильм. На родине своих предков в Ирландии бывает раз в два-три года. Я прилетел в город Гэлоуэй на встречу с Патриком Лонерганом - автором книги о МакДонахе, чтобы обсудить некоторые вопросы по ее изданию в России. Патрик рассказал, что видел Мартина всего один раз в жизни, и то издалека. А во время написания книги он иногда связывался со своим героем по скайпу. (МакДонах вообще - очень не публичный человек.) После беседы с Патриком я пошел к себе в отель. Проходя мимо одного из пабов, вдруг увидел, как из дверей выходит... сам МакДонах! Я опешил, но не растерялся и сказал ему: «Привет, Мартин!» Он обернулся и ответил: «Привет, а ты кто?» Я объяснил. Он воскликнул: «А, фестиваль в России! Я много слышал про твой театр. Видел твои спектакли на видео, они мне очень нравятся. Спасибо, что ты ставишь мои пьесы! Я приеду в Пермь, хочу посмотреть твои спектакли живьем. Особенно хочу посмотреть "Безрукого из Спокэна", ведь в Ирландии я еще не дал разрешения на постановку. Только на Бродвее и в России - тебе. Как ты додумался до такой сумасшедшей идеи: сделать фестиваль моих пьес? Еще никто до этого не додумался. Это же полное сумасшествие!» Мы с ним проболтали полчаса, и он ни разу не спросил меня, как это я вдруг оказался в Ирландии? Прощаясь, я попросил его сфотографироваться вместе, поскольку иначе никто бы не поверил, что мы с ним встретились».

Федотов считает эту встречу мистическим знаком Судьбы, поскольку никто не мог знать, что МакДонах приедет в Ирландию, да еще в город Гэлоуэй именно в эти дни. Хотя Сергея это особо и не удивляет, поскольку он всегда называет свой театр «мистическим». Завершая рассказ об этом забавном эпизоде, скажу, что, Мартин - увы! - приехать в Пермь не смог. Но зато туда приехал Патрик Лонерган, который презентовал свою книгу «Театр и фильмы Мартина МакДонаха» и провел несколько интересных встреч с участниками события. Кстати, открылся фестиваль именно презентацией этой книги, несколько десятков экземпляров которой Сергей Федотов тут же раздарил участникам и зрителям, а автор их подписал. Ну а потом начались непростые фестивальные будни.

 

О сиротливом черепе, калеках и королевах красоты

Признаюсь: я приехал на фестиваль, преследуя несколько творческих целей. Во-первых, хотелось погрузиться с головой в мир МакДонаха для того, чтобы убедиться в его если не гениальности, то из ряда вон выходящем таланте. Во-вторых, поглядеть, как ставят эту драматургию в разных театрах, и понять, способны ли другие режиссеры, подобно Федотову, проникать в таинственный мир его героев? В-третьих, почувствовать, так сказать, изнутри, как живет и чем дышит ныне знаменитый пермский театр «У Моста», спектакли которого раньше удавалось видеть только на фестивалях или кратковременных гастролях. Сегодня могу уверенно рапортовать, что все три пункта этой «программы максимум» были выполнены и даже перевыполнены.

Хотя, если честно, необычные и порой жутковатые произведения драматурга в больших количествах поначалу воспринимались неоднозначно. Особенно когда приходилось несколько дней подряд смотреть одну и ту же пьесу в разных интерпретациях. Однажды мне даже приснился кошмарный сон: некто очень страшный и мрачный явился во тьме, держа в руках череп. Я решил, что это - принц Датский с черепом своего приятеля, известного королевского шута. Но мой ночной гость заявил, что это - вовсе не Йорик, а «сиротливый череп однорукого человека-подушки с острова Инишмаан»! Надеюсь, что любитель творчества МакДонаха простит автору заметки эту шутку, но, действительно, после такого количества спектаклей по столь непривычной драматургии в голове произошел некоторый «микс». Тем более, что в программе оказалось два «Калеки с Инишмаана», три «Красавицы из Линнэна» и аж четыре «Человека-подушки», не считая английского спектакля на тему последней пьесы! Однако, в конце концов, все пришло в норму, и персонажи пьес ирландца стали восприниматься как хорошие старые знакомые. А после фестиваля осталось очень приятное «послевкусие». Было видно, что отборщики изрядно потрудились над программой, практически все спектакли основного конкурса отличались своеобразными режиссерскими решениями и крепкими (а порой и превосходными) актерскими работами. Были, конечно, исключения, но их, скорее, следует отнести к разряду курьезов, а не «проколов» фестиваля. Немало вопросов вызвало спорное решение организаторов не включать в основной конкурс спектакли театров-«тяжеловесов», МХТ и БДТ, а также самого Театра «У Моста». Будем считать, что Сергей Федотов вывел свои спектакли «за скобки» основного конкурса из скромности.

За разными интерпретациями пьес ирландца на этом фестивале было интересно наблюдать еще и потому, что каждый режиссер находил в них что-то особое, волнующее в данный момент его и его единомышленников. Порой казалось, что ты уже знаешь наизусть какую-то пьесу и удивить тебя невозможно. Ан нет: в следующем спектакле вдруг обнаруживались такие глубоко скрытые пласты смысла, о которых ты раньше и не подозревал! Правда, порой некоторые трактовки вызывали у критиков недоумение, дескать, какая же эта Ирландия, это ведь самая настоящая московская коммуналка!? Но мне кажется, что в этом и состоит прелесть творчества драматурга, на редкость глубокого и универсального, не замыкающегося рамками глухой ирландской провинции и менталитетом ее жителей. Ярким примером разности подходов к этой драматургии стали спектакли по известной пьесе «Калека с острова Инишмаан», поставленные Сергеем Федотовым в своем театре и Андреем Прикотенко - в БДТ им. Г. Товстоногова. Если в Театре «У Моста» получилась камерная, «семейная» драма о бедных, обделенных судьбой людях, замкнутых или, наоборот, вызывающе суетных и крикливых, порой раздраженных, язвительных, но стремящихся друг к другу в поисках тепла и участия, то режиссерские краски А.Прикотенко оказались более размашистыми и мощными. Пьеса в его видении приобрела масштабы саги, эпоса. Дивная декорация художника-сценографа О. Головко вызвала ассоциации с огромным парусником, этаким «летучим ирландцем», на котором гордые герои пьесы плывут по «жизненному морю», отважно преодолевая свои страдания и невзгоды. Андрей Прикотенко говорит, что его спектакль «воспевает человеческую природу... исследует парадокс человеческого существа и пытается создать мир, адекватный по жестокости своей сентиментальности». В обоих спектаклях порадовали актеры. В пермском это Сергей Мельников (Бартли), Владимир Ильин (Малыш Бобби) и Анастасия Муратова (Хелен), в питерском - Тарас Бибич (Калека Билли), Андрей Шарков (Джоннипатинмайк) и Ируте Венгалите (Мамаша). Но главным сюрпризом в том и другом спектакле стали тетушки Кейт и Эйлин. У пермяков в этих ролях блеснули Ирина Молянова и Ирина Ушакова. Актрисам на сравнительно небольшом драматургическом материале удалось проникновенно и тонко сыграть непростые судьбы своих героинь. А главное - ту любовь к калеке Билли, которая при всей замкнутости пожилых, грузных, не очень здоровых и совсем не веселых женщин, буквально светится в их глазах! Поразили и «тетушки» из БДТ (Марина Игнатова и Мария Лаврова). Величественные и неприступные, как героини кельтских саг, презревшие людскую суету, они стоически переносят свое несчастье - побег из родного дома любимого калеки Билли. Но, видя их глаза даже с десятого ряда, ты чувствовал, каких усилий им стоила эта внешняя холодность и сколько нерастраченной нежности и страсти в этих, на первый взгляд, огрубевших сердцах! Помня прежние роли грандиозной актрисы М. Игнатовой и в БДТ, и в Александринском театре, я, конечно же, ожидал от нее очередного творческого подарка. И, слава Богу, его получил! Но настоящим сюрпризом стала М. Лаврова в роли Эйлин. Актрисе удалось не просто замечательно «прожить» судьбу своей героини, но, при этом, найти в своей творческой палитре такие краски, которые могут в значительной степени изменить представление о ее артистической природе и амплуа. Рассказ об этих двух замечательных спектаклях макдонаховского фестиваля закончу необычным признанием: если на пермском «Калеке» я вместе с большинством зрителей много смеялся, то на питерском - еле сдерживал (а порой и не сдерживал) слезы. Думаю, что это - яркий пример неоднозначности и необъятности драматургии МакДонаха!

Столь же противоречивые чувства вызвали трактовки пьесы «Красавица из Линнэна» (другое ее название «Королева красоты»). Зрителю было явлено три непохожих друг на друга спектакля, три разных мира, три человеческие трагедии. В Московском драматическом театре п/р А. Джигарханяна пьесу поставил молодой режиссер Сергей Виноградов. Это был как раз тот самый спектакль, который вызвал у некоторых коллег ассоциации с коммунальной квартирой. Но не только этот факт стал его характерной чертой. На мой взгляд, очень точно были сыграны роли главных героинь актрисами Татьяной Мухиной (Морин) и Марией Соловьевой (Мэг). Им удалось показать очень узнаваемые характеры обиженных судьбой неприкаянных женщин, которые могли бы стать яркой иллюстрацией к закону диалектики о единстве и борьбе противоположностей. Сидя довольно близко к сцене и глядя в глаза актрисам, я ощущал ужас надвигающегося на обеих помрачнения рассудка. Несмотря на то, что эти женщины, действительно, очень узнаваемы и даже архетипичны: угловатая, неухоженная, так никогда не ощутившая любви Морин и взбалмошная, эксцентричная и эгоистичная мамаша Мэг, - актрисы сыграли их необычно, свежо и сочно.

Совершенно иную версию «Красавицы» привез Челябинский драматический камерный театр.Поставил спектакль приглашенный режиссер - уже знакомый читателю Сергей Федотов, не изменивший своим принципам подхода к драматургии МакДонаха. И здесь ты ощущал давящую на тебя почти физически атмосферу убогого дома, в котором обитают две несчастные женщины, блестяще сыгранные актрисами Еленой Мальцевой (Мэг) и Марией Беляевой (Морин). В отличие от московского героини этого спектакля пребывают в абсолютно здравом уме и вполне адекватно оценивают происходящие с ними события. Нет между ними какой-то особой вражды, а есть обычное банальное противоречие между «отцами и детьми». Тем более страшным оказывается преступление - убийство матери, совершаемое Морин вполне буднично и как бы тривиально. В этом спектакле в отличие от двух других фестивальных трактовок пьесы обратил на себя внимание несостоявшийся любовник Морин - Пэйто, очень органично сыгранный артистом Михаилом Яковлевым. Его герой - тоже вполне узнаваемый парень - работяга, каких можно встретить на стройках любой страны: от Ирландии до Малайзии. Этот актер справедливо получил приз за лучшую мужскую роль второго плана, а спектакль - тоже вполне заслуженно - был удостоен Гран-при. Кстати, не могу не отметить, что оба спектакля, как ни странно, оказались очень русскими. И если Театр А.Джигарханяна, как уже говорилось, окунул зрителя в атмосферу московской коммуналки, то в челябинском спектакле возникали устойчивые ассоциации с бедным рабочим поселком в русской глухомани, где, несмотря на непонимание, противоречия или даже злобу, люди все же тянутся друг к другу, поскольку тянуться больше просто не к кому. Но третья «Красавица» в противовес упомянутым выше оказалась абсолютно европейской: жесткой, холодноватой, надменной и язвительной. Этот спектакль в один из последних дней фестиваля в фойе Театра «У Моста» показал концептуальный театр из Вены nicht.THEATER Ensemble (режиссер Рике Зюссков). Здесь мать и дочь отделены друг от друга мощной, непреодолимой стеной недоверия и злобы, не допуская даже мысли о возможном примирении и налаживании самых обычных человеческих взаимоотношений. Обе женщины разительно не похожи друг на друга: Мэг (Сабина Хергет) - скрюченная вредная старушонка, этакая Алена Ивановна из «Преступления и наказания», злобно наблюдающая из своего кресла за каждым движением дочери. Морин (Александра Корович) - божественно сложенная красавица, люто ненавидящая испортившую ей жизнь мать и всячески ей досаждающая. Но какой же трогательной, нежной и беззащитной становится эта одинокая и неприкаянная «королева красоты», когда в ней вдруг просыпается любовь к мужчине! И тем страшнее развязка, когда она понимает, что ее надеждам сбыться не суждено и что ее удел - одиночество в мрачной квартире с гудящей печкой! И тогда эта Морин, отправленная в былые времена в психлечебницу после нервного срыва, по-настоящему сходит с ума и холодно умерщвляет мать... Блистательная работа актрисы из австрийского театра Александры Корович, сербки по национальности, была признана жюри фестиваля лучшей женской ролью.

 

Квартет человеко-подушек, иронический гиньоль и растревоженный улей

Пьеса «Человек-подушка» побила рекорд по количеству спектаклей, представленных на фестивале. В интерпретации Русского драматического театра Удмуртии (Ижевск) в постановке режиссераДмитрия Удовиченко получилась тоскливая, но страстная (порой даже чересчур) мелодрама с заламыванием рук, слезами и зубовным скрежетом. Надо признать, что Михаил Солодянкин сыграл своего Катуряна органично и умно, за что и получил приз как лучший актер. Немецкий вариант «Человека-подушки» (Theater der Alstadt, режиссер Уве Хоппе) оказался менее страстным, чем ижевский. В этом по-немецки жестком спектакле главное внимание было уделено содержательной основе триллера и намеренно «приглушена» театральность. МХТ им. А.П. Чехова показал свою трактовку загадочной пьесы в постановке Кирилла Серебренникова. Спектакль, как известно, был поставлен семь лет назад, вызвав (как, впрочем, и все, что делает К. Серебренников) разноречивые отклики прессы и простых зрителей. В Перми на сцене знаменитого Театра оперы и балета в последний день фестиваля он был сыгран достаточно свежо, дисциплинированно и сдержанно. Но поскольку, как уже было сказано, он не был включен в конкурсную программу, «человеко-подушечная» интрига в основном разворачивалась между конкурсными спектаклями. Закончилась эта интрига вручением призов за лучшую режиссуру и актерский ансамбль команде Молодежного театра из Сараево (режиссер Лука Кортина). Возьму на себя смелость утверждать, что «Человек-подушка» из Боснии и Герцеговины стал, пожалуй, единственным из всех виденных мной по этой жутковатой пьесе (в том числе, на фестивале МакДонаха), в котором мягкий юмор, добрая ирония и вкрадчивая лиричность не входили в противоречие с загадочной, жестокой и кровавой сюжетной основой.

Как было сказано в начале заметки, спектакли Театра «У Моста» не были включены в основной конкурс. Но некоторые из них, безусловно, стали доминантой фестиваля. Например, спектакль «Безрукий из Спокэна», который в 2010 году был номинантом национальной премии «Золотая Маска». Режиссер спектакля Сергей Федотов обозначил его жанр достаточно игриво, но с глубоким смыслом - психологический коМикс. И намеренно смешал в этом действе разные жанры: триллер, драму, фарс, ситком и клоунаду. Но кажущаяся эклектичность и разножанровость, тем не менее, не помешала режиссеру выстроить вполне стройную, крепко сбитую театральную композицию. Главная интрига спектакля - противостояние двух клоунов: белого и рыжего. Белый - Кармайкл - страшный, однорукий, одинокий, матерый - даже не волк, а волчище - обуреваемый идеей фикс: найти свою отрезанную когда-то в юности руку. Рыжий - Марвин - портье отеля, смешной и жалкий, неприкаянный и нескладный человечек, одичавший в своем одиночестве, для которого любое событие, пусть даже смертельно опасное, становится некой отдушиной в его душной жизни. Какая-то неведомая дьявольская сила притягивает этих антиподов друг к другу, и их единство и борьба превращает макдонаховский иронический гиньоль в высокую трагикомедию. Произошло это, наверное, еще и потому, что играют этих персонажей великолепные актеры Сергей Мельников (Марвин) и Владимир Ильин (Кармайкл). Замечу, что грандиозный артист Владимир Ильин, который занят практически во всех спектаклях Театра «У Моста», стал не просто достойной заменой бывшему премьеру Ивану Маленьких, но и в значительной степени превзошел его, благодаря своей удивительной человеческой глубине и мощному мужскому началу. И это, пожалуй, стало для меня главным творческим открытием пермского фестиваля.

В финале не могу не сказать об удивительной атмосфере, в которой проходил фестиваль МакДонаха. На протяжении всех восьми дней Театр «У Моста», который ныне похож уже на маленький театральный город, без преувеличения круглые сутки гудел, как растревоженный улей. В разных залах до глубокой ночи шли спектакли, читки, лекции, мастер-классы, etc. А утром, несмотря на бессонную ночь, участники (и, прежде всего, вся без исключения федотовская труппа) являлись на обсуждение прошедших накануне спектаклей. Поэтому, можно уверенно заявить - Первый фестиваль МакДонаха в Перми состоялся! И прошел не просто в теплой и дружественной обстановке, но в атмосфере настоящей любви.

 

Павел Подкладов

«Страстной бульвар», Выпуск №4-174/2014