Театр у моста - 2018

2018


26.01.2018 О ПРОСТОТЕ ДУШЕВНОЙ (ДРУЖБА НАРОДОВ ПО-ПЕРМСКИ)

Есть у театра «У Моста» и его художественного руководителя Сергея Федотова тема, которая проходит через все творчество: дружба народов. Стоит вспомнить хотя бы спектакль «Вечера на хуторе близ Диканьки», который идет на украинской мове . Или премьеру этого года спектакль«КАМЕДЫЯ», где герои говорят на белорусском . Можно объяснять этот выбор мечтой о славянском братстве. Но как тогда быть с героями новой работы театра – спектаклем «Зурикела»? С грузинами вроде нет общих корней. Или все таки есть?

Понятие «дружба народов» в наши дни приобретает ностальгический характер. В спектакле «Зурикела» мы видим  тому ностальгически дружественный пример. Или привет. Да, привет! Из теплой, радушной, но дважды далекой Грузии, советской республике Грузии 40-ых годов.

Работать над спектаклем Сергей Федотов пригласил Вахтанга Николаву, одного из  ведущих режиссеров Тбилисского русского театра. О котором постановщик с гордостью говорит:  признан лучшим из трехсот русских театров мира. И наш язык, и наша драматургия Вахтангу хорошо знакомы, им любимы. Но как же он был удивлен, когда поставить ему предложили произведение Нодара Думбадзе «Я, бабушка, Илико и Илларион»! Советская классика, оказывается, в современной Грузии непопулярна. И прочно забыта во всем театральном мире.

Старшему поколению повесть знакома по школьной программе и по кино: в 1962 году режиссер Тенгиз Абуладзе выпустил одноименный фильм. А пьеса обошла едва ли не все сцены СССР. В БДТ старика Илико играл молодой Сергей Юрский, вместе с Ефимом Копеляном – Илларионом они выступили в слаженном трогательном и комическом дуэте.

Действие спектакля происходит в грузинском селе конца Великой Отечественной войны, его герои – старики и дети, оставшиеся без отцов. Так что же толкнуло через 55 лет оживить на сцене пермского театра простую историю грузинского подростка?   

Неповторимый колорит, тепло дружеских и семейных отношений, чувство справедливости, легкий, событийный юмор, который позволяет забыть о людском горе – войне, сиротстве, бедности.

Повествование в спектакле театра «У Моста»  ведется от лица Зурикелы Вашаломидзе : «Я обыкновенный деревенский мальчик. У меня в сумке всегда фрукты, рогатка и пугач. До первых заморозков хожу в школу босиком. У меня всего одни залатанные штаны и по две переэкзаменовки каждый год». В спектакле обаяние грузинского подростка легко и игриво передает молодой актер Анатолий Медянцев.

Местный колорит: это врач (актер Кирилл Шипигузов), который приезжает на вызов на коне (деревянном по решению режиссера). Это выпитый школьником Зурикелой наравне с соседскими стариками кувшинчик вина – вместо уроков. Это перец, который плутовато примешивают к табаку. Это когда в любом непонятном случае хватаются за ружье.

А еще это Собака, Свинья и Корова – они часть человеческого мира. Актеры,  исполнявшие роли дворовой живности, всегда срывают бурные овации. Особый восторг вызывает у зрителей Корова Пакизо в исполнении актрисы Дарьи Рыжанковой.

А еще есть первые стихи Зурикелы, Первая любовь Зурикелы. Сбор теплых вещей для фронта. Собачья смерть. Чуть-чуть городской жизни. И бабушкины похороны. Множество грустных и веселых сценок, объединенных в одну простую добрую историю взросления грузинского паренька. Который даже став дипломированным экономистом (?!) вернулся в бедную грузинскую деревушку и обнял своего друга старика Иллариона, соседа Илико, любимую бабушку и кроткую Мери…

Шестидесятые годы, когда была написана повесть Думбадзе – время торжества неореализма (вспомните итальянское кино). Неореализм  со сказочным обрамлением – выбор режиссера Вахтанга Николава и художественного руководителя театра «У Моста» Сергея Федотова. Минимализм декораций и костюмов (Наталья Кобахидзе), гротескные комические перепалки, на полном серьезе исполненные Вячеславом Леурдо и Андреем Козловым (Илико и Илларион), неподражаемая, в духе Феллини, домохозяйка Марта (актриса Маргарита Иванова). Все это сдобрено чудесными и неизбитыми грузинскими мелодиями в исполнении певицы Мариам Элиашвили. И всех ждет счастливый конец в духе народных архетипов (для чего пришлось изменить финал повести)… 

Что же притянуло к спектаклю и труппу, и зрителей? Простые человеческие  чувства и отношения – искренние и в своих «дурных» проявлениях. И обе стороны за два часа сценического действия, участвуя в течении незатейливых житейских мелочей, составляющих сюжет, невольно проникаются сочувствием и заботой, добрым соседским отношением, отшелушивая от себя скепсис, иронию, равнодушие. Ностальгировать можно по тому, чего не хватает. И по простоте душевной...

 

Варвара Кальпиди