Театр у моста - 2017

2017


28.12.2017 Учись, прохвост

В далекие годы «хрущевской оттепели», начале 60-х в советской литературе появляются новые имена писателей, ознаменовавших новый гуманитарный прорыв в литературу.

Так в 1960 году на грузинском языке был напечатан роман Нодара Думбадзе

«Я, бабушка, Илико и Илларион», а спустя четыре года в переводе Зураба Ахвледиани он был напечатан на русском языке. Нодар Думбадзе совместно с Георгием Лордкипанидзе на основе романа написали пьесу под тем же названием, которую в 1964 году поставили на сцене БДТ в Ленинграде.

Эта пьеса, как глоток свежего воздуха среди идеологизированных, полных помпезного шума, спектаклей советского театра. Она полна жизни простого грузинского села, сочетающей невообразимое – это любовь, романтика и нежность отношений и тут же гротеск ошеломляющего юмора, столь характерного грузинам. Язык Думбадзе достаточно сочный и емкий с трезвым взглядом на жизнь.

«Это пустяки, что я старше тебя на тридцать лет! Был я твоим ровесником! Был. Будешь ты моим ровесником! Будешь»

«Мой внук должен стать врачом, – заявила бабушка. – Состарилась я, за мной уход нужен! –  Ты что, обязательно от его руки умереть хочешь? – сказал Илико».

И хотя эту пьесу не называют комедией, зритель постоянно хохочет, иногда глотая слезы. Но это по всем канонам драмы – и именно Тенгиз Абуладзе поставил по этой повести чудесный жизнеутверждающий фильм, а позднее «Покаяние» как продолжение этой темы.. .Ибо здесь смех, словно защитная маска, за которой стоят глобальные вопросы.

«Марш вперед! – приказал я собаке. Мурада послушно сел».

И вот сегодня состоялась премьера в пермском театре «У Моста», спектакля по этой пьесе. Поставил спектакль молодой режиссер из Грузии Вахтанг Николава.

Вроде бы пьеса написана давно в советские времена, а сейчас иное время, иные нравы. Но смотрится спектакль удивительно современным. И если предыдущая премьера театра – «КАМЕДИЯ», написанная в 18 веке белорусским монахом, произвела неоднозначное впечатление, то «Я, бабушка, Илико и Илларион» будоражила память и вызывала все нюансы.

«–  Я в артисты пойду! –  вдруг выпалил я. Наступила гробовая тишина.
–  Чтоб я ослепла! Многоженцем решил стать? – запричитала вдруг бабушка.
–  Тронулся, бедняга! – проговорил Илико».

Стараниями режиссера на сцене театра воссоздана великолепная атмосфера сельской народной Грузии. Удачна сценография спектакля (Наталья Кобахидзе). И в целом актерский коллектив справился с поставленными задачами, но особо хочется отметить главных исполнителей – Зурико, бабушка Ольга, Илико и Илларион.

«Уста мои проклинают, а сердце благословляет тебя...» – бабушка Ольга, в исполнении Регины Шнигирь, создающей образ  удивительно близкого человека, хотя и  ворчливого, но нежного, порой и грустного, но порой и даже где-то озорной.

«–  На что жалуетесь? –  спросил врач. 
–  На глаз! –  ответил Илларион. 
–  А в чем дело? Болит? 
–  Нет, танцует! Не видишь? Слепну…» – Илларион в исполнении Андрея Козлова изумительно тонкий, душевно чистый характер с гротескным юмором и естественной реакцией.

Илико – артист Вячеслав Леурдо – образ задиристого одноглазого хулигана. Однако сколько нежности и понимания в поступках героя.

И наконец, Зурико – Анатолий Медянцев. Это первая большая роль артиста, на плечи которого легла трудная задача на протяжении двух часов быть на сцене и держать нерв спектакля. И я полагаю, ему это удалось. Трудно конечно, наравне с опытными коллегами – но ему удалось войти в четкий ансамбль.

«И все же мое село самое красивое и веселое в Гурии. Я люблю его больше всех сел на свете, потому что нигде не может быть другого села, где жили бы я, бабушка, Илико, Илларион и моя собака Мурада... Моя бабушка –  мудрая женщина. Она постоянно твердит мне: –  Учись, прохвост, учись, а то неучем останешься!»

Еще бы хотелось отметить девушек, исполнительниц животных – коровы и собаки – Елену Грасмик и Дарью Рыжанкову. Как-то необычно в театре Федотова видеть подобный опыт, и, тем не менее, приятно отметить, что они с задачей справились.

В заключение необходимо сказать, что наши актеры не утрируют и не смакуют «грузинский акцент» и это правильно и прекрасно. На наших глазах жизнь – жизнь грузинского села и села вообще, но  благодаря грузинскому режиссеру Вахтангу Николава мы окунаемся в мир национального театра.

 

Александр Стабровский, Виталий Призюк