Театр у моста - 2017

2017


11.12.2017 Страсти по Настасье. Пермский театр «У Моста» представил в Москве спектакль-наваждение «Идиот»

Художественный руководитель театра Сергей Федотов верен своей традиции – все его спектакли носят мистический оттенок. Так случилось и с представленной на XV международном театральном форуме «Золотой Витязь» постановкой «Идиот». Спектакль получился мрачно-зловещим.

Все представленное на сцене действие сосредоточено на взаимоотношениях между тремя главными героями – князем Мышкиным, Парфеном Рогожиным и Настасьей Филипповной, а также двумя семействами Епанчиных и Иволгиных. Азарт, пламя влечения и самолюбия, гордость и деньги стали ядром страшных интриг. Там, где жутким балом правит злоба на жизнь, алчность обогащения, лихая удаль и беспробудное пьянство, нет места состраданию и очистительной любви, а роковая игра страстей неминуемо ведет к трагическому финалу.

Декорациями, за исключением первой сцены в вагоне, выступили интерьеры петербургских квартир второй половины XIX века – гостиные и кабинет в доме Епанчиных, квартиры Иволгиных и Настасьи Филипповны. Все разыгрываются в полумрачных тонах, лаконична и даже немного скупа меблировка – пара картин на стенах, столы с витыми ножками и свечи.

Главного героя, князя Мышкина, блистательно играет Сергей Мельников. Его Мышкин – оправившийся после болезни доверчивый человек, доселе не испытавший опыта поведения в обществе, кишащего сплетнями, мелкими кознями и коварными умыслами. Князь Сергея Мельникова наивен, но вместе с тем по-христиански человеколюбив и добр. Его каллиграфическими способностями, пожалуй, единственным полезным для службы и существования умением, восхищается и самолюбивая красавица Аглая Ивановна Епанчина (Алевтина Боровская), и ее отец – степенный и немногословный генерал Иван Федорович Епанчин (Илья Бабошин). Но одной каллиграфии для благополучия в этой жизни ничтожно мало.

Он очень желает познакомиться и сойтись с людьми, зачастую он словоохотлив, довольно откровенен с людьми, которых едва знает.

В Швейцарии, откуда он возвратился в Россию после лечения, его круг общения был ограничен природой и детьми.

Однако его чрезвычайные и даже крайние наивность и простодушие (пусть и детское), вдобавок и одинаковое, христианское, без учета исключительности отношение к близким, мешают не только ему, но и окружающим. Он постоянно оказывается источником нелепых ситуаций и бед, в которые попадает не только сам, но и затягивает других. Иногда поразительная близорукость Мышкина-Мельникова просто отталкивает, хотя таковое поведения князя вполне оправданно – опыт жизни среди взрослых людей у него почти отсутствует.

Подобная недальновидность не прощается, и поведение князя становится причиной гибели и несчастий близких ему людей – Аглаи Ивановны Епанчиной, крестового брата Парфена Рогожина и Настасьи Филипповны.

О главной героине следует сказать особо. Настасья Филипповна в исполнении Марии Сигаль озлобленная и сильная в своей злобе жертва поругания и разврата, femme fatale. Но мстит она, в первую очередь, не обидевшим и окружающим ее подлым людям, а себе. Конечно, не без злорадства наблюдает она за реакцией Гани Иволгина (Егор Дроздов) в сцене сожжения денег в камине, признавая за ним все же победу самолюбия – не кинулся за ними в полыхающее пламя. Но от ее черно-красных платьев как будто исходит огонь близкого самосожжения.

Настасья Филипповна Марии Сигаль прекрасно осознает трагичность и ужас своего положения. Не быть ей любимой и преданной супругой, все уже выжжено в ее сердце, и остается только один выход – смерть.

Ведь добросердечного и простодушного князя ей, «рогожинской»,  можно пожалеть и пожелать себе с ним счастливой судьбы лишь на миг, а потом совершенно сознательно броситься под нож буйно-кипучего купца. Владимир Ильин, играя Парфена, исполнен присущей его сословию страсти и ухарства, но именно с ними и безудержной своей ревностью он не в силах справиться, убивая любимую женщину.

Могильным холодом веет от последней сцены нахождения у одра мертвой красавицы двух обезумевших от ужаса содеянного – князя Мышкина и Парфена Рогожина. Обоих поразила страшная утрата, и хотя сидят они рядом, обнявшись и сопереживая друг другу в горе, по существу уже оба находятся по ту сторону мира.

 

Марина Абрамова

Портал «Ревизор.ру»