Театр у моста - 2017

2017


29.10.2017 Алхимия действа

В «Старом доме» поставили холодящий кровь хоррор и одновременно гомерически смешной спектакль.

Один из самых загадочных текстов XIX века — роман «Господа Головлевы», – повествующий о жизни семьи, в чьей истории отразилась целая Россия, стал лабораторией психологического театра. Накануне премьеры «Старый дом» приоткрыл завесу театральной кухни, пригласив журналис­тов и студентов НГТИ на репетицию и встречу с режиссером. Увидеть, как работает Сергей Федотов,известный режиссер, заслуженный артист России, заслуженный деятель искусств России, создатель и художественный руководитель пермского театра «У Моста», дорогого стоит. Это третья по счету работа режиссера в «Старом доме». «Главный по МакДонаху», как называют Федотова за приверженность творчеству английского драматурга ирландского происхождения, поставил здесь две пьесы Мартина МакДонаха: третий сезон с успехом идет «Сиротливый Запад», у «Калеки с острова Инишмаан» и вовсе десятилетняя история, оба спектакля в свое время получили премию «Парадиз» новосибирского Союза театральных деятелей. Продолжая традиции русского психологического театра, режиссер обогащает его системой Михаила Чехова. Работа над спектаклем сопровождается погружением в историческую среду. За время репетиций актеры с режиссером выпили литры кваса, съели не один килограмм огурцов и зеленого лука, несколько караваев черного хлеба и некоторое количество жареных пиявок – все для того, чтобы стать полноценными Головлевыми.


– Для меня не интересен просто психологический театр, это всегда квинтэссенция психологической жизни артиста на сцене. Как говорил Михаил Чехов, спектакль, в котором нет атмосферы, все равно, что человек без души. Но атмосфера – это не свет или звук, а энергетика, которую излучает артист, захватывая всех в это электрическое поле, – поясняет Сергей Павлович.


Научиться излучать артисту помогают тренинги, направленные на развитие его психофизики. К примеру, затушить свечу движением собственной энергии: резким выбросом направленного в сторону огня пальца, но не касаясь его. Не у всех получается с первого раза. Если получилось, окружающие артисты устраивают овации, «впрыскивая в артиста энергию», которую он должен «выпить». Находясь рядом на сцене, Сергей Федотов задает движение актеров, сам крутится в танце дервиша, выбирает следующего для вращения и сжимает вокруг него хоровод рук, готовых подхватить в случае падения. При этом каждый из актеров остается интересен сам по себе, за каждым хочется наблюдать.

Его спектакли – своего рода гипнотический сеанс. Режиссер-педагог утверждает, что артист должен уметь делать все, обладать магнетической энергией, и в доказательство «приклеивает» к собственному лбу металлическую вилку, а потом и керамическое блюдце. Но главное – он умеет создавать иные миры, как и в истории с Головлевыми, по непонятным причинам будто попавшими «в воронку непреодолимой энтропии и разрушения». Эта зияющая «черная дыра» на сцене затягивает смотрящего, вызывая холодок по коже. На сцене одновременно существуют и живые Головлевы, и мертвые — ушедшие в мир иной, но так и оставшиеся жить рядом.


– Так бывает и в обычной жизни: человек умирает, но близким кажется, что он все еще здесь… Я должен сделать так, чтобы зритель забыл, что он находится в театре. Метод позволяет не лгать на сцене. Энергия в спектакле – материальная вещь, она нарастает, накапливается внутри действа, это долгий путь, так ставится не спектакль, а целое направление. А потом актеры говорят, что и в других спектаклях играют иначе, – рассказывает Сергей Федотов. – Здесь очень хорошие артисты, прекрасная команда. Я в своей жизни поставил более 190 спектаклей и много где работал, но редко встретишь такой коллектив, как в «Старом доме», открытый к эксперименту. Мне очень нравится, как работает Халида Иванова, сильная профессиональная актриса, она умеет меняться. Уникальный человек и артист Анатолий Григорьев, он погружается в этот мир, сходит с ума, куда-то улетает, своего рода актер-шизофреник, как и я режиссер-шизофреник.


Сергей Федотов утверждает, что «Господа Головлевы» очень человечный роман. Иудушка, представленный школьной программой как абсолютное зло, на самом деле страдает и в конце концов раскаивается. «Наш спектакль о добре, о том, что нельзя в себе прятать человеческое, нельзя его душить, нужно уметь услышать. Это наше обращение к зрителям: любите ближних, любите родителей, мам, пап, любите свои семьи! Кто нарушает божественные заповеди, того жестоко наказывает жизнь. В нашем спектакле мы затрагиваем несколько тем, в том числе, что есть вера искренняя и вера фальшивая», – погружает в сверхзадачу Сергей Федотов.


Легендарный режиссер, один из лучших современных российских интерпретаторов классики, все свои спектакли ставит в жанре трагикомедии. Вот и в «Головлевых» обещаны «мистика чарующего деревенского быта, юмор и карнавал, гротескные колоритные характеры, способные ужасать и гомерически смешить одновременно».

 

Марина Шабанова

ВЕДОМОСТИ Законодательного Собрания Новосибирской области