Театр у моста - 2017
 
Пермский Театр «У Моста» E-mail: umosta2007@mail.ru

2017


26.06.2017 Надевайте праздничный костюм, мы едем в Нью-Йорк!

«У Моста» снова удивляет: на этот раз постановка Владимира Берзина, заявленная как «комедия-водевиль», оказалась наполнена бездонными смыслами, Нью-Йоркским ритмом жизни и любовью к пудингу. Рассказываем о спектакле «Сваха» и о том, почему на нем стоит побывать до конца сезона

Превратить фарс, комедию-водевиль, мьюзикл, в нечто мистическое, оставляющее шлейф необъяснимых метафизических переживаний – такое, наверное, возможно только в «У Моста».

«Осторожно, Сваха» –  текст американского классика-литератора Торнтона Уайлдера, с перипетиями в человеческих случайностях, отношениях и авантюрах. Слепота одного из ключевых героев, буквально на глазах у которого происходят любовные интрижки, – почти мольеровская история о мещанине или набоковская «Камера обскура». Впрочем, о камере обскура. Перевернутая картинка, искаженная, сюрреалистическая – то, что видит каждый из героев, словно оптическое изображение, получаемое из простейшего фото-устройства. Гипертрофированное восприятие себя как центра бытия – история почти философская, погружающая в какие-то глубинные размышления, не правда ли?

Во время действия в голову приходят мысли о том, а сколько раз мы вообще жили? Что такое жизнь для нас? Дом-работа-поход в театр? Ощущения, чувства, духовные волнения, душевные боли и радости, вдохновение – это то, что недоступно Вандергельдеру (Владимир Ильин), мужчине 60-и лет. Его альтер-эго – живая, громкая и безумно хитрая авантюристка миссис Леви. Невозможно понять, откуда она знает весь Нью-Йорк, а он знает ее, откуда у нее берутся деньги и связи. Кажется, она прожила уже тысячу жизней за одну, в то время как мистер Вандергельдер волочит свое однообразное существование при довольно приличных деньгах, мечтая о женщине, которая бы зажгла огонек в его потухшем огромном доме.

Однако кое-что идет не по его плану: двое его работников, типичные голливудские толстый и тонкий, тупой и еще тупее (хотя, первый оказался довольно сообразительным и пронырливым), сбегают в Нью-Йорк из своей провинциальной глубинки за ощущениями светской жизни, поцелуями и «пудингом»– кодовое слово, заменяющее «ПРИК-ЛЮ-ЧЕ-НИ-Е», которое герои произносят именно так, с выпученными глазами.

Все происходит на сцене, залитой необычайно красивым теплым светом. Этот свет напоминает подсвеченные зеркала в гримерках какого-нибудь французского театра. Изящно подчеркивая театральность, почти искусственность происходящего, освещение отлично резонирует с декорациями – то нарочито пластиковыми, ненатуральными, то копирующими жизнь – вплоть до деталей. Впрочем, такова и сама пьеса – буффонада, фарс сменяются длинными серьезными монологами в стиле Чадского. Швыряя зрителя из крайности в крайность – настоящее/искуссвенное, серьезное/комическое, постановка встряхивает нас за плечи, заставляет – буквально –  з а с т а в л я е т  пережить все, что происходит на сцене, окатывает ледяной водой.

А последний акт призван связать эту постановку со стенами и идеологией мистического театра «У Моста». Певица, словно вышедшая со сцены из какого-нибудь фильма Дэвида Линча, без имени и истории, вдруг становится тем самым связующим звеном, который в конце концов должен был появиться и всех со всеми подружить. «Я хочу, чтобы все всем нравились» – как говорил Энди Уорхол – наверное, это девиз дамы по имени Флора. Она, появляясь время от времени в качестве живого голоса – он у нее очень красивый, низкий и немного хриплый – словно сомнабулистское воспоминание или дежавю, подсказывала зрителю, что еще не конец, что все будет не так, как пока еще думается. Она оказалась свахой, одной из многих свах в спектакле. Однако главной свахой оказалась сама жизнь, с ее американскими горками и неожиданностями.

Ощущение, что такой он и должен быть, легендарный Бруклин, Нью-Йорк, вне времени, вне моды, спонтанный, шумный, до крайностей контрастный. И такая она, жизнь – для тех, кто не боится ее и поэтому не пытается ею управлять как мистер Вандергельдер. Отпустить, не контролировать, пускай все идет по самому незапланированному плану, пусть все течет, пусть все сталкивается, а от столкновения разлетаются искры во все стороны. По крайней мере, искры похожи на фейерверк или шампанское, и так хорошо, так светло и тепло от этого на душе, что хочется петь какого-нибудь Фрэнка Синатру. Вечный праздник на улице миссис Леви, вечный «салонъ», где льются реки любви и вина. О нет, это вовсе не прославление порока, это отчаянное желание жить и чувствовать. Да здравствует пудинг!

 

Мария Столярова