Театр у моста - 2017

2017


16.06.2017 Чисто ирландская жесть

Игорь Шоленко о спектакле «Череп из Коннемары» театра «У Моста» на фестивале LUDI в Орле 

Пермскому театру«У Моста» и в частности его художественному руководителю Сергею Федотову российский театральный мир обязан открытием драматургии Мартина МакДонаха. Имя автора абсурдных черных комедий для театра, действие большинства которых проходит в его родной Ирландии, для нашей публики, в первую очередь, известно по фильмам «Залечь на дно в Брюгге» и «Семь психопатов», где МакДонах работал как сценарист и режиссер. О востребованности у российских постановщиков пьес, относящихся к ирландским циклам («Линэйнская трилогия» и «Трилогия Аранских островов»), рассуждал критик Павел Руднев: по его мнению, действительность ирландской глубинки тесно соприкасается с нашей, из чего можно сделать вывод, что глухая провинция в принципе везде одинакова. Чудовищность и абсурдность жизни в ней можно описать, пожалуй, только посредством черного юмора. 

В пьесе «Череп из Коннемары» рассказывается о случае из жизни могильщика Мика Дауда из городка в Гэлуэй. После смерти жены он живет один. Вечерами то и дело к нему приходит давняя подруга Мэриджонни Рафферти. Правда, не столько к нему, сколько к бутылке доброго виски, которая всегда припасена у Дауда в шкафу. От местного дурачка Мартина он узнает, что по воле начальства должен выкопать гроб собственной супруги – по закону городка на кладбище каждый год освобождают место для новых могил. Дальше зритель узнает о том, что из этого вышло. 

До начала представления из динамиков звучат кельтские мотивы на волынке, скрипке, аккордеоне и флейте. Сцена поделена пополам, выстроены два места действия, описанные МакДонахом в ремарках: квартира Мика Дауда слева и кладбище справа. Кладбище в спектакле Федотова (он – и автор сценографии) создано в лучших традициях триллеров: множество каменных крестов и серых надгробий, высохшие деревья склоняются над ними, здесь всегда темно – только белый свет луны освещает могилы, над которыми раздается истеричный вороний крик, все окутано белым туманом. 

В спектакле мир живых и мир мертвых расположены по соседству, и в сценах в комнате Мика отделены только условной перегородкой. А когда во втором эпизоде Мик уходит на кладбище, то перегородка становится реальной – черная штора закрывает декорацию комнаты. Квартира тоже создана в соответствии с ремарками драматурга: стол, стулья, камин, распятие – все на месте за исключением набора старых фермерских инструментов. Интерьер выдержан в грязных зелено-коричневых тонах, в которые выкрашены стены. Изношенную мебелью из старого дерева освещает только свет керосиновой лампы и тусклой «лампочки Ильича». Герои – часть этого затхлого, мрачного пространства. Мик Дауд в исполнении Владимира Ильина одет в зеленую рубашку, бежевый длинный жилет без рукавов, темные брюки и видавшие виды башмаки, Мэри в исполнении Марины Шиловой появляется на сцене в видавших виды пальто и шляпе черного цвета. По гамме и настроению это напоминает «Едаков картофеля» Винсента Ван Гога. 

О двух других героях – братьях Мартине и Томасе Хэнланах – скажу в совокупности. Василий Скиданов и Илья Бабошин играют эдакую ирландскую гопоту, несмотря на то, что Томас – полицейский. На контрасте с работой Владимира Ильина и Марины Шиловой, чья игра рассчитана больше на психологическое проживание в предлагаемых обстоятельствах, эти ребята отыгрывают свои оценки предельно утрированно, их реакция мгновенна и заострена. Это прибавляет образам взбалмошности и придурковатости. Так, Томас появляется ночью на кладбище в солнцезащитных очках, они – обязательный атрибут крутого детектива из сериала, на которого так хочет походить недалекий коп. Этот элемент костюма – одна из многих подробностей, которая придет образу характерность: Томас надевает очки, когда хочет, чтобы его слова звучали более весомо. Почти все образы в спектакле строятся на подобных мелочах. Например, героиня Шиловой начинает быстро вытирать рот платком, который постоянно мнет в руках, когда хочет выпить. А растянутая шапка – вещный атрибут Мартина-Скиданова – дополняет характерную преувеличенную пластику и развязную манеру говорить. Когда он натягивает ее на голову, то становится одновременно похож на гопника и на ребенка, которого собрали на прогулку. Собственно, 20-летний Мартин и есть – вечный глупый и наивный подросток. 

Премьера спектакля «Череп из Коннемары» состоялась 12 лет назад – в 2005 году. Он словно хранит в себе следы поиска ключа к драматургии МакДонаха: по отношению к тексту режиссер был предельно аккуратен, не позволял себе редакции абсурдной действительности, созданной автором.