Театр у моста - 2017
 
Пермский Театр «У Моста» E-mail: umosta2007@mail.ru

2017


18.03.2017 Сергей Федотов: «Мы не заигрываем с темным миром»

Единственный в мире мистический театр «У Моста» в конце марта приезжает в Прагу. В Российском центре науки и культуры 27 марта театр представит спектакль «Зойкина квартира», а 28 марта – комедию «Ханума». Накануне спектаклей «Пражский телеграф» встретился с руководителем театра Сергеем Федотовым. 


- Сергей Павлович, Вы в Прагу привозите «Зойкину квартиру», спектакль, который есть в афише театра уже более 17 лет, и совсем новую постановку «Ханума». Чем обусловлен именно этот выбор спектаклей? 


«Ханума» – это премьера 2016 года. Спектакль был поставлен специально для проекта «Рождественские встречи», который театр «У Моста» дарит своим зрителям вот уже 15 лет в период новогодних праздников. Постановка получилась очень живой и реалистичной. Особый колорит спектакля – это, конечно же, грузинские танцы, песни, акцент, оформление сцены. Специально для постановки был приглашен художник из Украины Сергей Пантелейчук, который воссоздал уголок старого Тифлиса. Кроме того, огромную помощь оказали представители грузинской диаспоры, которые помогли не только с реквизитом, но и с постановкой танцев и речи актеров. И надо сказать, наши актеры были хорошими учениками: они мастерски разговаривали с грузинским акцентом и танцуют лезгинку. Спектакль получил множество восторженных откликов, поэтому было решено оставить «Хануму» в основном репертуаре театра, а также вывести на гастроли в рамках нашего традиционного европейского турне. 

«Зойкина квартира» – обновленная версия спектакля, который уже играли в театре. Спектакль получился одновременно и очень смешным, и злободневным. Актуальность постановки заключается в том, что здесь повествуется о людях и о судьбах в целом, а ни каких-то отдельных персонажей, а все те же болезни и проблемы общества происходят в гипертрофированном виде. Я не пытался показать «новое прочтение классики», я акцентировал внимание на трагизме, который проглядывается за словами и поступками героев. 


- В «Хануме» у Вас собралась международная команда: реквизит от грузинской диаспоры, декорации от украинского художника-постановщика Сергея Пантелейчука. Насколько все это сложно перевезти в Прагу? 


Мы всегда досконально работаем над постановками: мы никогда не переносим время действия пьесы или романа в другое время и тщательно прорабатываем детали декораций и реквизита. Действительно, «Хануму» можно назвать международным проектом, поскольку в постановке принимали участие и представители России, и Украины и Грузии. Здесь мы, как и всегда, предусмотрели всё, до самых мелочей. Обычно на гастроли мы выезжаем только с собственным реквизитом и костюмами. Но на этот раз было решено сохранить художественное оформление спектакля и вывести на гастроли за рубеж всю декорацию. Несомненно, это очень тяжелый и сложный процесс, как в физическом, так и в материальном плане. Но для нас зритель всегда был на первом месте, поэтому мы решили, что «Ханума» должна быть показана именно так, как была задумана изначально, а зритель – почувствовать реальный эффект присутствия в Авлабаре (старинном районе Тифлиса). 


- Кстати, что мистического Вы увидели в «Хануме»? Кажется просто музыкальная комедия… 


В «Хануме», действительно, практически нет мистики. Это светлая пьеса, запутанная водевильная история с интригами, веселыми происшествиями и сюрпризами. Однако мистика в наших спектаклях заключается не только в непосредственном проявлении в действии сверхъестественных сил, а в том необъяснимом магическом процессе, когда каждый зритель в зале на время представления переносится в какое-то новое космическое пространство, он становится частью того мира, что создаётся нашими актёрами на сцене. 

- Театр «У Моста» по-прежнему, является «единственным в мире мистическим театром». Или у Вас появляются подражатели?


У нас никогда не будет подражателей. Мы были и останемся единственным в мире мистическим театром Гоголя, Булгакова, Чехова, МакДонаха. Мы – единственный театр, который поставил всего Гоголя, все пьесы МакДонаха, а также провел фестиваль его имени. Мистическим театр назван потому, что мы имеем связь с тем миром. Мы связаны с темным миром, но никогда с ним не заигрываем. Самое интересное то, что любую пьесу, которую мы берём в репертуар, мы насыщаем мистикой, и она всегда разная. Иногда это фантастика, иногда – инфернальная история. Главный же секрет, который присущ только театру «У Моста», заключается в том, что мы создаем поле, в котором актер попадает в свое подсознание. И начинает творить, причем, каждый раз заново. Наша система направлена на то, чтобы разработать психофизику актера, научить его «излучать». Но мы научились получать обратную энергию от зала. Поэтому наши спектакли имеют такую мощную энергетику, атмосферу, как ни в одном другом театре. 

 

- Название вашего театра обусловлено его расположением у Камского моста или существует более глубокое объяснение имени?

 

Первоначально свое имя театр получил благодаря соседству с Камским мостом, но постепенно словосочетание «Театр «У Моста» стало знаком, выражающим его художественную концепцию. Мои постановки являются, по сути, мостом между реальным и потусторонним, бытовым и мистическим, сознательным и интуитивным. Неслучайно, Театр для выражения собственной эстетики придумал слоган: «У Моста» – Мистический Театр, в котором все реально; и Театр Реальный, где все – Мистика. Мистика в данном случае становится метафорой художественного метода, авторского преломления системы психологического театра, целью которого является поиск способов воплощения на сцене глубинного, незримого, относящегося к сфере человеческого подсознания. 


- Вы – жесткий режиссер или Ваши актеры могут импровизировать на сцене? 

Товстоногов говорил, что театр не может быть без диктатуры. У Товстоногова была добровольная диктатура, у кого-то – ласковая диктатура. Но, я уверен, что, если в театре нет диктатуры, то очень трудно держать всех вместе, в единой идее, в коллективе, в ансамбле. Обязательно нужна очень жесткая дисциплина, а без диктатуры этого в театре невозможно добиться. Всё, что мы делаем, это исконно русский психологический театр, театр актера, театр человеческой души. Но мой режиссерский стиль дополняет эту основу гротеском, магией и мистикой. Причем во всех моих спектаклях режиссерский рисунок очень жесткий, мощный каркас, и поэтому они идут очень долго. И еще немаловажно то, что я всегда стараюсь дать актерам роли на сопротивление. Они всегда получают роли, прямо противоположные тем, что уже играли. Мы каждый спектакль играем на грани. Все направлено на то, чтобы актер был личностью. Мне не интересно, когда они выполняют только мои распоряжения и указания. Я им говорю, что надо творить, и они творят. И происходит подключение к космосу. Это система Михаила Чехова. 


- Какие новые спектакли Вы готовите в театре? Есть среди них «немистические», вроде «Ханумы»? 


«Сваха» Торнтона Уайлдера ставит московский режиссер Владимир Берзин, «Три сестры» Чехова я ставлю специально для Мелиховского фестиваля. Еще хотим в этом сезоне поставить спектакль про Владимира Высоцкого. 


- В Чехии Сергей Федотов поставил 15 спектаклей, больше, чем где-то еще, если не считать домашней сцены в Перми, разумеется. Почему так получилось? 

С Чехией меня связывает очень многое. Можно сказать, что Чехия – моя вторая Родина. Именно в Чехии у меня началось знакомство с МакДонахом. Совершенно случайно у меня появилась возможность увидеть спектакль «Сиротливый Запад». И это стало для меня открытием! Открытием новой правды, которую я уже подозревал, предчувствовал, искал и не находил. Мой театральный Булгаков начинался в Чехии, в Градце–Кралове, где я поставил «Мастера и Маргариту», после которой меня прозвали «русским магом чешской сцены», а спектакль был признан многими критиками лучшей постановкой года и держался в репертуаре театра семь лет. Моя первая постановка «Зойкиной квартиры» была в Праге, в Театральной академии. Вообще, в Чехии очень любят русский театр, но не очень понимают, как он создается. Здесь много ставят Чехова, Достоевского, Островского, интересуются системами Станиславского и Михаила Чехова. Когда в 1995 году мы показали наши спектакли на фестивале «Театры Европейского региона», мы произвели настоящую сенсацию. Чешские критики написали, что театр «У Моста» – это феномен, это система Михаила Чехова в ее практическом применении. С этого момента меня пригласили вести семинар по системе Чехова, и эта работа стала первым толчком для моей карьеры в Европе, а также для многих молодых актеров, которые сегодня – ведущие звезды театра и кино Чехии. В 2004 году я получил Национальную премию Чехии им. Альфреда Радока за спектакль «Собачье сердце», как лучшая постановка года, и стал впервые за всю историю Чехии единственным иностранным режиссером, удостоившимся такого звания. Теперь, конечно же, я уделяю больше времени своему театру, театру «У Моста», театру-дому, как мы его называем. Но о Праге мы никогда не забываем. В наших традиционных ежегодных турне по европейским столицам Прага всегда стоит на первом месте. 


- В будущем году театру «У Моста» исполняется 30 лет? Есть ли уже какие-то идеи относительно того, как будете отмечать эту дату? 


Конечно! Будет грандиозный Третий Международный фестиваль Мартина МакДонаха. На который приедут наши друзья со всего мира.

 

Анна Семенова

Газета «Пражский телеграф»