Театр у моста - 2017
 
Пермский Театр «У Моста» E-mail: umosta2007@mail.ru

2017


23.01.2017 Вино с богатым букетом

В последнее время с классическими спектаклями, в которых не надо искать второе дно и актуальные подтексты, сложно. Режиссеры постоянно делают ставку на аллюзии и осовременивание,  прячут в пьесах девятнадцатого века отсылки к событиям века двадцатого и двадцать первого. Нам то и дело преподносят на дегустацию то модный сладкий дайкири, то американизированное виски с колой, то кристально очищенный спирт или горьковатые настойки на уральской рябине.

На этом фоне спектакли, похожие на выдержанное вино, постановки, в которых режиссеры не пытаются переиначивать классику, а делают добротный атмосферный спектакль на выданном им автором материале, крайне редки. В Перми классическими спектаклями промышляют нынче всего два театра – ТЮЗ с их «Продавцом дождя» и «У Моста». У второго – сразу несколько классических премьер, включая шекспировского «Макбета» (еще не смотрела, каюсь) и «Хануму» Авксентия Цагарели. О последней и поговорим.

«Ханума» – пьеса, из которой сложно сделать модный и современный коктейль. Она просто предназначена для выдержанных и атмосферных постановок.  Написанная в 1882 году, пьеса рассказывает о противостоянии двух свах – Ханумы и Кабато. Разорившийся грузинский князь Пантиашвили планирует удачно жениться, для чего нанимает известную сваху Хануму, которая нашла для князя невесту по имени Гулико. Кабато же  хочет женить князя на своей кандидатке – дочери богатого армянского купца Микича, Сонэ. Микич также заинтересован в этом браке, поскольку мечтает о княжеском титуле. Котэ, племянник Пантиашвили, влюблен в Сонэ, Сона в него тоже и замуж за старого князя вовсе не хочет... Собственно, вокруг этих брачных коллизий и попыток свах устроить именно свой брак, и крутится незамысловатый сюжет старинной комедии положений.

Сергей Федотов «Хануму» в этом году представил в качестве рождественского спектакля. Выбор для праздничных дней, надо признать, удачный: легкая и смешная пьеса о грузинской свахе, это, по сути, национализированный пересказ написанной веком ранее пьесы Бомарше «Безумный день или женитьба Фигаро». Здесь классические и опробованные не раз на публике сюжетные ходы дополнены, словно щедрыми специями грузинской кухни, национальным колоритом: песнями, шутками, танцами, приговорками. Именно эта гостеприимная южная атмосфера и делает «Хануму», несмотря на возраст (пьеса написана в 1882 году), неповторимой. А убери из нее авлабарский дух и тифлисский акцент,  станет она скучна и предсказуема.

Театр, как известно, начинается с вешалки – спектакль «Ханума» в театре «У Моста» начинается с дегустации грузинского вина, знаменитого «Киндзмараули». Это задает тон всему остальному спектаклю – он как хорошо выдержанное вино из сортов, которые могут вырасти только в горах Грузии.  Ощущение «спектакля до спектакля» не пропадает и в зрительном зале. Когда входишь туда, кажется, что попадаешь в вечерний «бесконнечный и беспечный, шумный вечно»  Авлабар. В зале зрители перешептываются-перешучиваются – будто теплая компания собралась на стаканчик вина или чарочку чачи в духане. Раскладывая на составляющие, понимаешь, как этого удалось добиться – искусным смешением разговоров в зале и звукового сопровождения спектакля, журчания воды и пения птиц, мягким рассеянным светом. Но чудо от этого не исчезает.

Сцена – это как окно в тот теплый, солнечный вечерний Авлабар, жизнь в котором течет не спеша. И ты можешь заглянуть в это окно – вот балкон дома Пантиашлвили, а тут на веранде забыла шитье Сона Микитична, а вон дремала в кресле бабушка Ануш... Традиционные большие, нависающие над улицей и прикрытые узорчатыми решетками балконы пермского Авлабара увивает дикий виноград, и вдалеке встает царственный Триалетский хребет и святая гора Мтацминда. Этот кусочек грузинского пейзажа перенесен на сцену «У Моста» художником Сергеем Пантелейчуком. Интересно, что само оформление сцены, выдержанное в традиционных для «мостовских» постановок неярких тонах – зеленом, коричневом, черном – воспринимается при этом солнечным и теплым. Оно напоминает картины раннего Нико Пиросмани, самого знаменитого живописца Грузии – посмотрите его работы 1900 годов.

Грузинский колорит постановка Федотова сохраняет во всем. Она яркая, задорная и веселая, смотрится на одном дыхании. В ней есть все, что вспоминается при слове Грузия – тосты, песни, смех, многословное и велеречивое восхищение женской красотой, красочные и яркие герои... Отдельный «эмоциональный переключатель» – это лезгинка, поставленная под руководством хореографа Муссы Тулпарова. Танцы, безусловно, придают спектаклю дополнительную динамичность и харизматичность – при том, что «Хануму» с ее сюжетом вообще сложно назвать «медленной», тут все строится именно на ситуациях, из которых выбираться персонажам приходится собственным умом, а не на монологах-размышлениях или неожиданном привнесенном режиссером Deus ex machina.

«Ханума» – редкий спектакль, где актерский состав оказывается настолько сбалансирован, что выделить «ведущих» и «ведомых» очень сложно. В каждого актера верится, что он истинный житель Грузии – «национальную принадлежность» выдает легкий акцент и привычные присказки «ай-вай», выдает изменившаяся, «южная» пластика, текучие и в тоже время острые, отточенные движения. Ощущение еле сдерживаемого огня, кавказского темперамента особенно сильно в сцене, где Микич (Владимир Ильин) и Вано Пантиашлвили (Сергей Мельников) кидаются друг на друга с ножами.

Особо отмечу, наверное, женских персонажей. В роли Ханумы в той версии спектакля, который я смотрела – Анастасия Перова. Меня каждый раз потрясает, насколько она умеет перевоплощаться – из изысканной леди, из потрепанной жизнью очень красивой женщины – вот теперь в яркую, хитрую, простоватую в манерах, но очень себе на уме Хануму.

Замечательна и Екатерина Красногирова. Ей чудесно удается передать наивность, робость и нежность Сонэ, веришь, что вот этой девочке – шестнадцать, она влюбленная и светлая. Когда Сонэ на сцене, вокруг нее словно собирается, в нее впитывается солнечный свет, она вызывает невольную улыбку сочетанием еще детской неуклюжести и уже взрослой красоты.

Что можно сказать в целом о спектакле? Он получился очень живой и яркий, динамичный и светлый. Далекий от классического выбора репертуара «У Моста» – ничего мистического в «Хануме», по сути, нет. А еще, он очень человеческий. По-теплому человеческий, когда на первый план выходят не пороки, а любовь, смекалка и хорошая тяга к авантюрам. Которая так присуща не только героям грузинских пьес, но и коллективу театра «У Моста».

 

Анастасия Петрова