Театр у моста - 2016

2016


06.12.2016 Снова в Пермь, к МакДонаху

В Пермском театре «У Моста» прошел Второй Международный фестиваль МакДонаха, на котором побывал неравнодушный казанский зритель, поделившийся впечатлениями.

К МакДонаху сложно относиться безразлично – его либо искренне любят, либо от всей души ненавидят. Поводов для ненависти немало: ни одно произведение 46-летнего драматурга и режиссера не обходится без забористой брани, изощренных смертоубийств и жесткого стеба над всем, на чем свет стоит. Но, удивительное дело, сквозь мрачное нагромождение людской глупости, грязи и жестокости на нас неизменно взирает самое светлое, чистое, сокровенное, что есть в человеке. За этот невероятный клубок эмоций, за истинную доброту, которая идет бок о бок с ясным пониманием беспощадности мира, за невероятный ритм и смелость безумных историй, на поверку оказывающихся универсальным ключом к проблемам буквально любого закоулка планеты, он и снискал заслуженную славу среди многих и многих любителей кино и театра.

А в Казани о нем толком и не слышали – скольким знакомым рассказывал, что еду в Пермь вот уже во второй раз, на единственный в мире Международный фестиваль МакДонаха (где «Гиннесс» и виски льются рекой, все вокруг рыжие, зеленые, танцуют и поют, создавая не забывающееся ощущение волшебства и праздника), реагировали в основном, спрашивая: «А кто это?» Один, услышав про «Залечь на дно в Брюгге», процитировал, сам о том не подозревая, хрестоматийную фразу драматурга: «Вот ведь, значит, Пермь не такая уж дыра, раз там проводятся подобные штуки!» Тем не менее, именно в Казани живет главный специалист по творчеству знаменитого ирландца в России профессор Вера Борисовна Шамина, выступившая редактором российского издания ставшей уже библиографической редкостью книги Патрика Лонергана «Театр и фильмы Мартина МакДонаха».

В Перми драматурга и оскароносного режиссера знают все – таксисты, продавцы, студенты-политологи, мальчики-аскеры («Да-да, помню, ходил в школе на «Дикий-дикий Запад», очень круто было!»). Именно здесь в 2004 году Сергей Павлович Федотов впервые в России поставил МакДонаха, со временем снискавшего огромную популярность у наших театральных режиссеров (к настоящему времени насчитывается более двухсот российских постановок), а театр «У Моста» сейчас – единственный в мире, где сыграны все восемь его пьес.

И хотя сам виновник торжества снова не приехал, фестивальная неделя была пронизана искренним интересом и любовью к его работам. Черно-белая, гранжевая травести-Польша («BarakahTeatr»), немного суматошный и не попавший в жанр, но яркий Озерск («Наш дом»), феерический вихрь отточенных реплик и пластики из Шотландии («TronTheatre»), сербская комната для допросов с цветочком, телевизором, кровавыми простынями и следователем, похожим на молодого МакДонаха (NarodnoPozorište Sombor), удивительный Азербайджан, скрупулезно поставивший всю линэнскую трилогию с режиссером-ирландцем (Государственнный ТЮЗ), яркий, страстный и выверенный Новосибирск («Старый дом»), странный, сюрреалистичный Тамбовтеатр, эпатажная Черногория, переделавшая Ирландию целиком под свои реалии (Montenegrin National Theatre), родная Казань, вязкая и пронзительная («Театр.Акт»), смелая попытка выпускников Учебного театра ВГИКа (Москва), жизнеутверждающая, веселая Чехия (Východočeské Divadlo Pardubice), невероятно драйвовый и точный Иран (NowadaysTheatre) и, конечно, старая добрая провинциальная Ирландия, явившаяся нам во всей своей безыскусности и неповторимости в качестве простой и величественной коды фестиваля (BardicTheatre).

Отдельной великой радостью было вновь увидеть спектакли театра «У Моста», которые игрались вне конкурса. Постановки Сергея Павловича действительно являются эталонным прочтением МакДонаха в нашей стране и со временем становятся необъяснимым образом все лучше и лучше. Вслед за лондонским Royal Court, в Перми вторыми в мире поставили прошлогоднюю пьесу драматурга «Палачи». Блестящий актерский ансамбль и яркая, безукоризненная сценография (на сцене, например, присутствовала настоящая барная стойка с пивом!), перенесли нас в Англию шестидесятых, где вместо Элвиса и ангелов – джентльмены-вешатели, соревнующиеся в галантности, отпускающие скабрезности о своих жертвах и считающие весь остальной мир свинарником. Очень здорово, что казанец Сергей Мельников, вот уже восемь лет служащий в пермском театре, задействован в большинстве спектаклей на ведущих ролях. И в «Палачах», и в «Калеке с Инишмана», и в невероятном «Лейтенанте с Инишмора», который получился у Федотова и киношным, и не ходульным, и кровавым, грязным, смешным, и упоительно драматичным, добрым и мудрым. Также было радостно увидеть в труппе «У Моста» молодого актера из Казани Ильназа Яруллина, который, кажется, совсем недавно участвовал в свияжской театральной лаборатории, а теперь играет в Перми у Сергея Павловича. Удивительное и убедительное умение Федотова собирать актеров, а собрав, сплотить в настоящую семью, осененную светом сотворчества и проживанием искусства, не сможет оставить равнодушным никого, кто увидит хотя бы один спектакль этого театра. Молодой режиссер из Озерска после спектакля «У Моста» сказал, что пересмотрел свое отношение к МакДонаху, начал понимать его гораздо глубже, и, кажется, уже только ради подобных рефлексий стоило затевать это масштабное предприятие. Однако были у пермского театра и тяжелые времена – три раза, на протяжении двадцативосьмилетней истории, детище Сергея Павловича намеревались закрыть по надуманным причинам, но всегда находились неравнодушные и именитые деятели культуры, которые помогали отстоять «У Моста».

На нынешнем фестивале многие театры говорили о тяжелой для культуры ситуации у себя в стране, о плохом финансировании, не позволяющем нормально развиваться. Сербский режиссер угрюмо честил массового зрителя, которому кроме мюзиклов ничего не надо. А он десять лет вынашивал идею постановки «Человека-подушки». Новосибирскому театру из-за кризиса пришлось расстаться с постановщиком-итальянцем. Чешский режиссер: «Чехия – одна большая ирония. Но сейчас в нашей стране людям совсем не весело». А у иранского спектакля по самой провокативной пьесе МакДонаха на удивление все хорошо! Весь коллектив театра Nowadays – иранцы, эмигрировавшие в Канаду. Три года назад они перевели МакДонаха на фарси и поставили первый спектакль по его пьесе в Иране. «Автор ирландец, и это снимает проблему острых, опасных тем. Мы говорим с иранцами-интеллектуалами о насилии над детьми, полицейском беспределе и людской жестокости и находим отклик и понимание».

Ирландский театр Bardic– народный, в нем не платят актерам. Все участники труппы помимо игры в спектаклях где-то работают. Государственной поддержки у труппы почти нет, зато есть две мастерские: актерская и хореографическая, а также социальный проект спектаклей для школ. При этом коллектив является одним из лучших в Ирландии провинциальным театром. Вообще на пресс-конференции труппа балагурит и охотно отвечает на все вопросы. «МакДонах осмеливается сказать про Ирландию, то, что должно, наконец, произнести вслух», – говорит Шон Фалун, режиссер Bardic, сорок лет своей жизни посвятивший театру. «В частности, про отрицание чистоты и непорочности местных церковников». Тут включается один из актеров труппы: «О да, я был католическим священником в девяностые! Я пил! Все так и есть, как показывает МакДонах!» Вообще актеры провели нам пространный экскурс по различиям западной, южной и северной частей Ирландии, Британии и Ирландии,  Голуэя и Донегола: «Лондон – это одно, а Англия – совсем другое» и т.д. А поражает их то, что МакДонах так поразительно точно улавливает и использует в своих пьесах все эти топографические и языковые нюансы, при этом оставаясь содержательно универсальным. Еще от них мы узнали, что Мартин, оказывается, ирландский цыган, pavee, как любящий песиков персонаж Питта из «Большого куша» (но это неполиткорректно, добавляют они). И наконец-то стало ясно, что Сергей Федотов верно перенес фамилию драматурга на русский – ирландцы произносят ее именно как «МакДонах», с выраженным «х». Актеры были счастливы оказаться в Перми, где, как они сказали, «почувствовали себя ирландцами больше, чем где бы то ни было». Мы пели с ними ирландские и русские народные, пили «Гиннесс» и от всей души обнимались.

Гран-при фестиваля разделили новосибирский театр «Старый дом» и шотландский «Tron Theatre» – оба за постановку «Сиротливого Запада». Как же повезло новосибирцам, что у них есть такой театр! Где итальянец Антонио Лателла ставит «Пер Гюнта» и трилогию Еврипида, Максим Диденко оживляет тексты Льва Рубинштейна, а Александр Маноцков пишет волшебную оперу «Снегурочка». Где Сергей Федотов поставил настоящего МакДонаха, так что сейчас у спектакля есть фанаты и среди молодежи, и среди профессуры из Академгородка. Ну а на репетициях шотландской постановки присутствовал сам автор пьесы, внося свои замечания (то есть немного режиссировал), и получилась она динамичной и филигранной. И, конечно, Майкл Дилан, сыгравший священника Уэлша, абсолютно всех покорил своей тонкой и точной работой.

У нас в городе ставили МакДонаха трижды — «Череп мой любимый» в ТЮЗе (2006), «Сиротливый Запад» в «Театре на Булаке» (2010) и «Королеву красоты» в камерном театре «Театр.Акт» (2012). Первые две постановки, судя по слышанным мною отзывам и прочитанным рецензиям, не смогли найти своего зрителя, последняя же просуществовала совсем недолго, «Театр.Акт» тогда лишился помещения. Но режиссеры недавно возобновили «Королеву», и наш казанский спектакль, один из пяти от России, был отобран для участия в фестивале (всего в конкурсной программе было представлено тринадцать работ из девяти стран мира, при более чем ста пятидесяти пришедших заявках). Если честно, я не знал, чего ждать от казанцев, и был несказанно счастлив, что их работа меня тронула до глубины души. Тонко и подробно воссоздал «Театр.Акт» атмосферу душного бытования матери и дочери, которые и невероятно устали друг от друга, и в то же время, кажется, жить друг без друга не могут. И было мне странно и больно, когда жюри единогласно и категорично не приняло спектакль на обсуждении. Сергей Павлович, правда, заступился за наш театр – он сказал, что видел порядка тридцати российских постановок «Королевы красоты», и все они начинались со злобной ругани, а здесь режиссеру понравилось, что «Театр.Акт» начинает действие как обычный тихий семейный разговор, и это гораздо убедительнее и глубже раскрывает замысел драматурга. На мой взгляд, постановка замечательная и сильная –  актеры проживают макдонаховский текст, и верится, что перед нами настоящий дом, а мы нежданные наблюдатели семейной трагедии (Лонерган в своей книге пишет, что «дом» – ключевой символ этой пьесы). Исподволь и до царапающей узнаваемости точно показан беспомощный и неказистый уклад несчастливой семьи. Зрителям наш спектакль очень понравился, были и смех, и слезы, все по МакДонаху, и продолжительные овации по завершении. Так что советую вам сходить и посмотреть самим. «Театр.Акт» еще не раз сыграет в Казани свою версию «Королевы красоты», спектакль, наполненный неповторимым макдонаховским коктейлем любви и ненависти.

 

Андрей Абросимов

Журнал «Казань»