Театр у моста - 2016

2016


06.12.2016 Екатерина Садур. Мильграм – тролль

Конечно же, хочется говорить о режиссере Сергее Федотове, а о тролле Мильграме говорить не хочется. Не хочется – а надо. Тролль – это сейчас профессия такая. Тролли возникают от зависти и злобы к чужому успеху и таланту и начинают ему мелко пакостить и подло клеветать, страстно желая подменить свою собственную серость чужим талантом , свою никчёмную жизнь чужой яркой и наполненной . Делом жизни уникального режиссера Сергея Федотова является создание Театра – это и спектакли высочайшего уровня, и прекрасно обученные драматические актеры, и лично его профессиональный метод, и лично им созданный театральный язык. Это давно признают как в России, так и за рубежом, где театр «У Моста» частый и желанный гость. Мне интересно – на чем вырос троллинг – трегер Борис Мильграм, и к чему он принадлежит вместе со своей «культур-революцией», которую он замутил в богатом, процветающем городе Перми со старинными традициями, легендарным балетом, своей хореографической школой и блистательными авторскими театрами – балетом Евгения Панфилова и театром «У Моста» Сергея Федотова. Если в двух словах, то о театральном творчестве Мильграма можно сказать только то, что он просто обычный растлитель. Он растлевает псевдо западным искусством. У него на сцене (кстати, фотографии широко и беспардонно выставлены в сети самим «Театром-Театром») очень часто голые люди, жалко выглядящие и стесняющиеся своей наготы, на протяжении всего спектакля занимаются непонятно чем. Безо всяких объяснений видна мильграмова нехитрая картина мира. Такое ощущение, что этот человек приехал в Пермь десять лет назад, чтобы наводнить ее собой и своими представлениями об этике и морали. И оскорбить как можно больше местных деятелей культуры и искусства. Привнести, так сказать в провинцию европейскую культуру. Что вы тут, дескать «лаптем щи хлебаете»! Такой типичный комиссар-революционер в кожанке, выпрыгнувший на широкие просторы Пермского края откуда-то из 17-ого года, изглоданный завистью к чужому успеху, и глухой ненавистью к русской культуре, и жгучим желанием все вокруг «захапать себе». Ведь, по сути, Мильграм и его сотоварищи так и назвали себя «культурная революция в Перми». А поскольку они подменяют все, все ценности культуры и религии, на суррогаты и подделки, то театр Борис Мильграм подменил публичной непристойностью, которую он выдает за постмодернизм, на которой отдуваются его бедные актеры, и на которую он продает зрителям билеты. Или вот еще вопрос – свой театр революционер Мильграм назвал «Театр-Театр», так он переименовал Пермский драматический театр. Это что за название такое? Я не понимаю. Это – тремор говорящего? Или ужас зрителя в зале, когда со сцены на него визгливо валится мильграмово искусство, и он вынужден бормотать: «А… театр… театр», чтобы не забыть – не забыть, где он находится? Трудно представить, чтобы у колбасы было название: «Колбаса-Колбаса»! И почему малая сцена у Мильграма называется «Сцена – Молот»? Тоже намек на революцию? С какими театральными ассоциациями связан молот? Ни с какими. Ведь, молот – это древнейшее орудие убийства. Это что за символизм такой? «Неэтично склонять неблагозвучные названия», – скажут просвещенные читатели. Ничего личного. Просто удивляюсь. Просто – мысли вслух. Неэтично выгонять голых актеров на сцену. Неэтично выставлять икону Богоматери, делая ее фоном для разных сексуальных сцен. Неэтично о своем искусстве говорить, что это шедевр и что это Артур Шницлер в переложении Хэйра. Неэтично заявлять, что режиссер Федотов, хочет занять место Мильграма в «Театре- Театре» (Не название, а спотыкач какой-то!) Все знают, что Федотов занят делом, он почти 30 лет строит уникальный авторский театр, который объехал уже почти полмира, ему просто некогда заниматься интригами. Да не нужен ему этот богом забытый «Театр-Театр», никогда он не променяет свой потрясающий живой Театр на этот унылый казенный дом.