Театр у моста - 2016

2016


03.10.2016 Ищите женщину

Ваш мир уже не будет прежним, если вы посмотрели «Безрукого из Спокэна» в постановке замечательного польского театра Barakah. К черту штампы и гендерные барьеры, правила существуют, чтобы их нарушать. Кто решил, что мужчин должны играть мужчины? И сколько можно сравнивать МакДонаха с Тарантино, когда существует невероятный «чёрно-белый» Джим Джармуш или Линч, на худой конец?

Ну, согласитесь, если негров, простите, афроамериканцев, у нас и так играют светлокожие соотечественники, то почему же этого «чёртова ниггера» Тоби, торгующего марихуаной и неудачно пытающегося сбыть отрезанную руку, не может играть женщина? Кстати, сам МакДонах помолчал 5 лет и тоже взял, да и разрушил миф о себе как об исключительно ирландском драматурге, взявшись за Америку.

То, что Ана Новицка (Ana Nowicka) снова приезжает в Пермь на фестиваль МакДонаха, меня лично очень порадовало. Два года назад именитый польский режиссёр уже подарила зрителю невероятно смешную версию «Лейтенанта с Инишмора» с Teatr im. Wilama Horzycy и получила лавры лауреата. Почему бы не повторить?

На этот раз гротесковый психологизм, абсурдную неразрешимость ситуации, «чёрный» юмор с приправой из неожиданных режиссёрских решений пермский зритель в полном наборе получил в «Безруком из Спокэна». И если «Лейтенант» у поляков вышел действительно тарантиновским, то здесь мы видим чёрно-белую эстетику культового Джима Джармуша, а-ля «Мертвец» или «Кофе и сигареты».

На стенах гостиничного номера – черно-белые обои с изображениями Джеймса Дина, Риты Хейворт, статуи Свободы и прочими атрибутами американской мечты и поп-культуры. Чёрные костюмы и выбеленные лица героев также создают нужный контраст. Этакий полный эффект 3D.

А помните, медитативный саундтрек «Мертвеца», где гитарные переборы Нила Янга настолько естественно вплетены в мистическое течение фильма, что их поначалу даже не замечаешь. В польском спектакле накал страстей также подчеркивают и нагнетают гитарные риффы: живая музыка Лукаша Лукашика (Łukasz Łukasik) усиливает тревожное ожидание развязки на сцене.

А помните, медитативный саундтрек «Мертвеца», где гитарные переборы Нила Янга настолько естественно вплетены в мистическое течение фильма, что их поначалу даже не замечаешь. В польском спектакле накал страстей также подчеркивают и нагнетают гитарные риффы: живая музыка Лукаша Лукашика (Łukasz Łukasik) усиливает тревожное ожидание развязки на сцене.

Непривычно видеть в роли портье женщину. Но прекрасная польская актриса Лидия Богачувна (Lidia Bogaczowna) вносит свой особый колорит. И понимаешь, да, есть наш Сергей Мельников, есть Тим Рот в «Четырёх комнатах», а почему бы не быть и такому решению? В роли негра Тоби – сама режиссёр Ана Новицка. Ещё один неожиданный «ход конем». Вообще, актёры-мужчины часто исполняют женские роли. А вот обратные случаи довольно редки. Среди ярких примеров можно отметить, пожалуй, Гленн Клоуз в «Альберт Ноббс», Кейт Бланшетт, сыгравшую Боба Дилана, и Сьюзан Сарандон в «Облачном атласе».

Ана Новицка:

– Женщина со стержнем Антонио Бандераса и женской трагичностью лишь устраняет грубость, добавляя острый шик. Когда женщины играют мужчин, это выглядит любопытно.

На этом сюрпризы почти заканчиваются, подружку Тоби играет актриса Моника Куфель (Monika Kufel). В главной роли – актер Павел Тхужельский, которого мы помним в роли отца лейтенанта. Именно пан Тхужельский тогда точно подметил в интервью, что действие на сцене в постановках МакДонаха должно «зажигать» как рок-концерте. Польский театр зажёг и на этот раз.

Действие в спектаклях Новицкой происходит быстро, любит режиссёр короткие спектакли, убирает все, по ее мнению, лишнее, оставляя суть. А потом эту самую суть подают под соусом гротеска. Никаких полумер, на грани абсурда – так на грани.

«Трудностей перевода» не случилось, даже когда традиционно полетел процесс субтитров. Смотреть спектакль на польском удивительно весело, почти все понятно, особенно наш родной мат и сочное польское «Kurwa».

Ана Новицка:

– Замечательный брутальный язык, удивительно вписывающийся в контекст происходящего у МакДонаха, не заслуживает цензуры. Можно спорить о вкусах. Плохо это или хорошо, но искусству не должно быть запрещено отражать реальность.

В разговоре с гостями выяснилось, что самого слова «мат» у поляков нет. Как же так? Оказалось, что есть легкие ругательства вроде «халера ясна» и «курва», а остальное – наш русский мат, которым и был щедро приправлен спектакль.

Гости из театра «Бараках» подарили нам, пожалуй, самый смелый спектакль Второго Международного Театрального Фестиваля Мартина МакДонаха. Хотя, возможно, сюрпризы еще будут. Но этот авангардный, даже сюрреалистический театр не случайно собирает национальные и общеевропейские награды охапками.

Само место, где расположился этот частный театр, его основательницы Ана и Моника признают таким же мистичным, как и наш театр «У Моста». «Родился» он в еврейском районе Кракова, в бывшей довоенной бане, во время войны здесь делали гранаты, а потом появились магазины.

Сейчас Театр «Бараках» – самая узнаваемая концептуальная площадка Кракова: и театральная лаборатория в стилистике постмодерна, и музыкальные постановки, и художественная галерея, и регулярные литературные вечера. И как же всё это обсуждать местной богеме без арт-кафе?

Ану, как режиссёра, и Монику, как сценографа, постоянно приглашают в разные польские театры. А сейчас мы видим их как актеров.

Моника Куфель:

– Быть режиссером и играть самому – очень сложно, все равно, что каждый раз себе говорить: «Не верю». Бывает так, что ставит Ана спектакль, а за три дня до премьеры вскакивает на сцену и начинает играть сама. Сложно, но это ведь и опыт потрясающий.

Судя по такому, как тепло отзываются польские гости о принимающей стороне и самом фестивале, появляется надежда, что мы увидим их ещё раз.

– Тяжело бывает в первый раз, когда ты, как и другие в Польше, считаешь, что Пермь – «где-то в Сибири». Но нам так понравился прошлый фестиваль и как нас принимали. Что на этот раз сдерживало только то, что 7 октября у нас свой фестиваль в Кракове. Но желание приехать было настолько сильным, что мы выпросили играть свой спектакль первыми. И у нас остается один день познакомиться с вашими знаменитыми Пермскими богами и посмотреть, как трактуют МакДонаха в театре из Шотландии и в «Палачах». К сожалению, вашего «Безрукого» мы не видели.

По мнению польских актеров, в начале каждой пьесы должно быть несколько «заряженных пистолетов, которые обязательно выстрелят». Таких «пистолетов» у Аны Новицкой, похоже, в запасе всегда много.

 

Елизавета Шандера

Звезда.ру