Театр у моста - 2016

2016


26.09.2016 Смех сквозь слезы и скелеты в шкафу в спектакле театра «У Моста» «Череп из Коннемары»

Льет дождь. Сентябрь наступил. Только Мик Дауд (Владимир Ильин) этого не заметил. Он сидит в сумрачной, подсвечиваемой лишь пламенем камина кухне, пьёт и молча ждёт чего-то. Над камином висит распятие, под ним – серпы, косы и кирки. Слева – дверь, справа – кладбище, где в одной из могил уже как семь лет покоится страшная тайна Мика Дауда – его жена, в убийстве которой горожане подозревают самого Мика.

Уже при одном взгляде на декорации спектакля «Череп из Коннемары», который Пермский театр «У Моста» представил на сцене ГИТИС-театра в Москве, начинаешь кожей ощущать ту самую мистику МакДонаха, которую так тонко воспроизводит художественный руководитель театра Сергей Федотов и которую не так легко разглядеть за по-тарантиновски забористыми, грубыми и даже, на первый взгляд, жестокими текстами знаменитого ирландца. Таинственность и своеобразная лиричность образов МакДонаха не лежит на поверхности, но театру «У Моста» удается вывести её на передний план – не даром же театр называется первым мистическим в мире.

Тяжелый покров тайны буквально с первых секунд окутывает подмостки и медленно, как стелющейся по кладбищу туман, втекает в зрительный зал. Приглушённый свет, сценографическое решение поделить сцену на две части – дом и кладбище, которые не имеют между собой никакой перегородки и буквально переходят одно в другое, берущие за душу музыкальные мотивы – всё это создаёт непередаваемую атмосферу мистической тревоги и тоски по невозможности вернуть былое.

Однако пьесы МакДонаха – это все же комедии. И главным «комическим» персонажем в «Черепе из Коннемары» является Мартин Хенлон (Василий Скиданов), которого священник «Уэлш-Уолш» (Мартин все время путает его имя) откомандировал помогать Мику с грязной, но необходимой работой – освобождать место на кладбище, или проще – извлекать останки покойников и спускать их на дно озера.

Для паренька, кажется, нет ничего святого. Он смеётся надо всем: над членами семьи, над тем, как неудачно зажарил хомячка в микроволновке, над смертью. Весть о том, что в этом году работы будут вестись с той стороны кладбища, где захоронена жена Мика Уна, он преподносит с явным удовольствием. Почти двадцатилетний, он всё ещё жестокий ребёнок, для которого сострадание – это что-то совершенно неизведанное.

Впрочем, гуманист МакДонах и режиссёр Федотов не делают из Мартина злодея. В одной из самых жутких сцен спектакля, когда Мик Дауд и его юный помощник измельчают в корыте, которое стоит прямиком на обеденном столе, кости мертвецов, Мартин теряет спесь. Он выпивает для храбрости и плачет от страха, а ещё от вины, в которой он невольно признаётся Мику, за что тот заносит отвёртку над его головой.

Расправится ли Мик с Мартином? Признается ли в преступлении семилетней давности или нет? Да и вообще, было ли преступление или это всего лишь плод обострённого желания полицейского Томаса Хэнлана (Илья Бабошин) поиграть в настоящего детектива? Для того чтобы получить ответы на эти вопросы, надо посмотреть «Череп из Коннемары». Впрочем, хорошие спектакли не столько отвечают на вопросы, сколько задают новые. И для каждого они свои.

 

Людмила Прохорова

Ревизор.ру