Театр у моста - 2016

2016


22.07.2016 Ячмень и солод. «У Моста» откроет новый сезон спектаклем «Палачи

Театр «У Моста» уже анонсировал, что откроет новый сезон последней пьесой Мартина МакДонаха «Палачи». Пьесу в августе покажут четыре раза. Последний месяц лета и первый месяц сезона у театра вообще будет исключительно МакДонаховским: в репертуаре «Калека с Инишмана», «Лейтенант с Инишмора», «Череп из Коннемары» и ставший уже классической постановкой «Сиротливый Запад», принесший «умоставцам» номинацию на «Золотою маску».

Но вернемся к «Палачам» – премьере, которой «У Моста» неожиданно закрыл предыдущий сезон. Закрыл, с одной стороны, блистательно, выдержав совместный пермско–ирландский дух Мартина МакДонаха и Сергея Федотова. С другой стороны – с некоторой недоговоренностью и авансом на сезон новый. Почему авансом? Потому что «Палачи» в исполнении «У Моста», безусловно, будут только хорошеть.

Если коротко, «Палачи» – это зарисовка пары дней из жизни палача Гарри Уэйда, владеющего пабом на Севере Англии. На дворе 1965 год, в Великобритании как раз отменили смертную казнь, что не может не повлиять на жизнь Гарри и его окружения. В день отмены смертной казни в Англии уютное спокойствие паба нарушает журналист Клэгг, который очень хочет взять интервью у последнего официального палача Великобритании и напоминает Гарри о казни маньяка Джеймса Хеннесси, чей смертный приговор, возможно, был ошибкой. И Гарри, разведенный Клэггом «на слабо» после сравнения с английским «палачом номер один» Альбертом Пьерпойнтом, начинает говорить о судебных ошибках, счете жертв и необходимости своей профессии.

Пьеса получилась очень... макдонаховская, иначе не скажешь. Это заигрывание с черными юмором в вопросах жизни и смерти. Это мгновенные переходы от «очень страшно» до «очень смешно». Это совершенно невозможное сочетание трагедии и комедии. И, как и весь Мартин МакДонах, «Палачи» очень человеческие. Они не про гениальность или исключительность, не про успех и не про любовь – а именно про людей. Про ежедневную зависть к тому, кто известней. Про мелочный эгоизм и желание быть больше, чем ты есть. Про подростковый максимализм и неумение открыться постороннему. Про страхи и надежды, присущие каждому – но у МакДонаха гротескно вывернутые.

«Палачи» опубликованы летом прошлого года, а уже осенью состоялась премьера в Лондонском театре «Royal Court». Эта постановка получила общественный резонанс и премию Лоуренса Оливье за лучшую новую пьесу и лучшее оформление сцены. Пермская премьера – и российская одновременно – «выстрелила» почти сразу за мировой. Радует, что Мартин МакДонах в «умостовском» прочтении сохраняет именно эту человечность изначальной пьесы – как в «Калеке из Инишмана», как в «Безруком из Спокэна». Актеры театра создают некоторые архетипы, очень узнаваемые и запоминающиеся образы. Актеры второго плана в этом спектакле совершенно потрясают: причем не только в своих репликах, диалогах. Они играют постоянно – во время монологов других персонажей, например. Есть момент в пьесе, когда разговаривают два палача –  Гарри Уэйд и Альберт Пьерпойнт. На сцене находятся почти все персонажи – но они лишь тени, замершие на месте и не вмешивающиеся в разговор. При этом каждый живет своей жизнью, выражением лица, вздохом, поворотом головы, рассказывая историю своего персонажа и его мыслей в этот момент: испуга, неловкости, злости, растерянности.

Особо хочется отметить актеров, исполнявших Сида и Элис – Анатолия Жукова  и Анастасию Перову. Вообще актерский состав «Палачей» меняется от пьесы к  пьесе, поэтому рецензии разнятся. Анатолий Жуков, играющий Сида, уволенного помощника Гарри, прекрасен в качестве «маленького человека», изо всех сил пытающегося быть заметным перед палачом Гарри, откровенно кричащего: «Я важен, я нужен!». Но ему раз за разом напоминают, даже в самой критической ситуации: нет, не важен, не нужен. Потрясающе, насколько даже в сценах диалогов, когда работают лишь два персонажа истории, Сид умудряется оставаться тенью, номером вторым, отступать на задний план.

Элис Анастасии Перовой совсем иная. Очень женственная, с внутренним стержнем – привлекающая к себе внимание даже в тени, на втором плане. Эта роль – очень остро и ярко сыгранный внутренний конфликт между тремя ипостасями – женщины, жены и матери. Изящество и подчеркнутая женственность, особенно ярко заметная в совместных сценах с угловатой дочкой–подростком – когда сама Элис не может определиться, кем она хочет быть больше, сексуально–привлекательной женщиной или матерью взрослой дочки. Трансформация из первой во вторую очень заметна по ходу действия.

Но вернемся к главному герою – палачу Гарри Уэйду. Не сказала бы, что это лучшая виденная мной работа Владимира Ильина – но, как я уже писала выше, это вопрос «обкатки» спектакля. «Спотыкания» на репликах и лишние паузы уйдут. В пьесе есть моменты, когда Ильин абсолютно неподражаем и убедителен. Интересно, как актер «делит» жестами и интонациями две ипостаси Гарри–палача и бармена. И как постепенно палач вытесняет свое альтер эго. Причем у меня было ощущение, что ко второй части спектакля Ильин «разыгрался», почувствовал зрителя – и его палач Гарри стал ярче и вывереннее.

Вторая половина спектакля, кстати, вообще насыщеннее и смотрится на одном дыхании – если первая больше «зарисовки из жизни», то вторая – по сути и есть раскрутившаяся в спектакле история.

Теперь о режиссуре. Сергей Федотов в который раз использует небольшое пространство сцены, чтобы идеально воссоздать кусочек неидеального мира. Паб на сцене настолько паб, что к антракту ужасно хочется отдохнуть с друзьями за барной стойкой, заказав пинту темного. Добав­ляет ощущения реальности и давно и очень удачно используемый Федотовым прием – запахи на сцене. Аромат трубочного табака, например... Радует, что камерность зала театра позволяет так здорово пользоваться в дополнение к звуку, свету, декорациям еще и запахами.

Звук и свет, как и традиционно ­ «У Моста» – выше всяких похвал. Театр пользуется светописью как частью декораций и актерских интонаций, режиссер расставляет световые акценты, дополняя и вычленяя актерскую игру. Работа со светом не только в этом спектакле – вообще очень часто превращает сцену театра в камеру Обскура, когда каждая эмоция и движение на небольшой сцене сконцентрированы и подчеркнуты, выделены жирным шрифтом, сделаны четче и весомее. Пожалуй, придраться можно к костюмам и их несоответствию заданной эпохе – особенно у женских персонажей. Однако именно костюмы работают все на то же создание архетипов, которыми так славятся и МакДонах, и Федотов.

Расположение на сцене (и за сценой, задник тоже используется как часть истории – это прозрачная витрина паба) актеров – своеобразный балет в драме. Сергей Федотов до миллиметра использует пространство, играет с ним, заполняет его движениями и смыслами. Пространство оказывается не только многофункционально, как это часто бывает «У Моста», – но и многослойно. Именно эта многослойность сцены, кстати, во многом позволяет актерам второго плана быть не простыми статистами, но активными участниками действия даже в сценах монологов и диалогов.

В конце спектакля зрители аплодировали стоя. «Палачи» – очередной яркий пример того, что смесь пермского театра и ирландской драматургии – совершенно потрясающий рецепт нефильтрованного искусства для любителей темного юмора. С оттенками ячменя и солода.

 

Анастасия Петрова

Деловой Интерес