Театр у моста - 2016

2016


27.03.2016 «Зойкина квартира» Федотова как смокинг без желтых ботинок

В Русском театре Эстонии Сергей Федотов, ставивший ранее здесь гоголевских «Игроков», обратился к пьесе Михаила Булгакова «Зойкина квартира». Трагический фарс был разыгран без сильных отклонений в сторону от канонического текста, чем, возможно, и завоевал симпатии зрителей.

«К смокингу ни в каком случае нельзя надевать желтые ботинки», – говорит в концовке пьесы бывший граф Абольянинов пришедшим накрывать притон так называемым "неизвестным". Так вот Федотову удалось избежать «желтизны», если не подразумевать под этим словом слишком большое внимание к теме китайцев.

У нас с коллегами есть традиция после театра зайти на чашечку кофе с коньяком в близлежащий пункт общественного питания. Обычно идут бурные споры, поиски тайных смыслов в увиденном ранее на сцене. А тут получилось так, что дав общую оценку «хорошо» с некоторыми замечаниями, обсуждение творчества быстро прекратилось и разговор перешел на бытовые темы.

И подумалось мне, что это прекрасно. Мы увидели редкий спектакль, который был хорош сам по себе и не надо придумывать вокруг него еще какой-нибудь ореол смысла. Когда я находился в партере, то не обращал внимания ни на музыку, ни на мелкие детали сценического оформления. И пусть не напишу я про величайшее значение какой-нибудь ускользнувшей от моего глаза режиссерской гениальной задумки, зато просто получу удовольствие от игры актеров и ласкающих слух булгаковских фраз.

Главное, что мне ничего не мешало. Ведь часто бывает так – сидишь, ерзаешь и смотришь на часы, скоро ли там антракт, а здесь даже приходилось удивляться: «Оп-па! Уже и антракт? Мило!» А ведь так хотелось продолжать кричать: «Ателье!»

Аметистовый язык

Хотя, конечно, что-то из увиденного сохранилось в памяти. Про актеров особо распространятся не буду. У постановщика Сергея Федотова есть такой трюк, что в разные дни артисты могут играть разные роли. Например, меняются местами Зойка и одна из модельщиц (Марина Малова и Анна Сергеева соответственно). Поэтому каждый раз в плане игры актеров получается нечто совершенно иное.

Так что основное внимание все-таки уделим работе режиссера. И все же хочется отдельно поблагодарить Артема Гареева, блистательно исполнившего роль прохвоста Аметистова в тот день, когда на премьере был я. Были верно схвачены все повадки и ужимки, и совершенно естественно звучала из его уст написанная Булгаковым безумная смесь старого дворянского языка с новым пролетарским (или если вам, товарищи, будет угодно - старого пролетарского и нового дворянского).

Главный плюс, что спектакль не затянут. Какие-то малозначительные действующие лица и сцены выкинуты. Не стал режиссер добавлять и отсебятины. Хотя соблазн в качестве вставных номеров почитать стихи и попеть песни 20-х годов, понимаю, был велик. Но удалось сдержаться, и это правильно. В конце 80-х - начале 90-х, когда Булгаков триумфально вернулся на подзнесоветские-российские подмостки, конечно, публике, еще не слишком испорченной приходящим на смену социализму новым строем, нужно было дать прочувствовать ту эпоху - что такое НЭП и с чем его едят. Исторический ликбез мог быть и сейчас оправдан (молодежь надо просвещать), но мне больше нравится подход, когда упор все-таки на текст пьесы. Был соблазн и переборщить с эротизмом, но и здесь Федотову не изменило чувство вкуса.

Мало-мало стреляем

Где, на мой взгляд, можно было слегка отойти от текста, так это в эпизодах с китайцами. То есть ничего не менять, но не делать такую, как у Булгакова, явную ставку на акцент. До премьеры много говорилось об актуальности спектакля в связи с проблемой мигрантов в Европе. дескать, китайцы там в действующих лицах. Но серьезно рассматривать именно этот вопрос после просмотра спектакля у меня не получается. Слишком уж карикатурные персонажи вышли. При этом не настолько карикатурными, чтобы смеяться, надрывая животики. Для этого нужно было чуть усилить в сцене драки уровень «джекичанства». Зато понравилось мне, как было показано жилище китайцев (открывающийся сундук, весь завешанный бельем) на контрасте с огромной роскошной квартирой Зойки. Также прекрасен момент, как один из китайцев Херувимчик (Иван Алексеев) бросает конфетти в момент дефилирования модельщиц по условному подиуму.

Что касается комедийных эпизодов, то, помимо яркой игры Гареева в роли Аметистова стоит обратить внимание и на поведение бывшего графа Абольянинова (Даниил Зандберг), который, например, перестает играть на рояле и надувает губы, когда Аметистов употребляет фразу «потерся при дворе». Ну, и конечно, нужно отметить гротескное преображение мадам Ивановой (Елена Тарасенко) из ехавшей в трамвае «серой мыши» в роковую женщину, соблазняющую коммерческого директора Гуся (Владимир Антипп).

И неожиданная концовка спектакля. Стреляет ружье, нигде не висевшее. И не один раз (это не спойлер, а предупреждение, чтоб не слишком пугались - в Европе разгул мирового терроризма, сами понимаете). Последнее слово остается за чекистами (не правда ли актуально?). Но все детали рассказывать не буду, это надо прочувствовать на своей шкуре.

Если Зойкина квартира в итоге пропала, то Русский театр, судя по таким спектаклям, идти ко дну пока не собирается.

 

Виктор Сольц

Портал russ.err.ee