Театр у моста - 2016

2016


19.03.2016 Пермский «мистический» театр воплотил пьесу Сэма Шепарда, которую никто не рисковал ставить

Театр «У Моста», зарекомендовавший себя как первооткрыватель творчества Мартина МакДонаха на русском языке, в текущем сезоне совершил другое открытие: первым на отечественной сцене явил «Утраченное дитя», спектакль по наиболее отмеченной, снискавшей «Пулитцера», пьесе американского актера и драматурга Сэма Шепарда, до сей поры известного у нас в одной ипостаси.

Когда зажигаются огни рампы, публика, клюнувшая на новое имя в афише, думает, что на самом деле пришла на этакого «восьмого МакДонаха» (репертуар пермского театра располагает спектаклями по всем семи опубликованным пьесам ирландского «Тарантино от театра», и скоро действительно будет восьмая. Прим. ред.). К тому же, сразу несколько специалистов, впечатленные воплощением МакДонаха в театре «У Моста», посоветовали его руководителю поставить и Шепарда.

Драматический триллер американца с творчеством МакДонаха роднит и действие в Богом забытой глуши, и мрачная атмосфера, и отсутствие положительных героев.

Режиссер-постановщик спектакля Сергей Федотов, художественный руководитель коллектива, вообще составил сценографию и действующих лиц изобразил сплошь из штампов. То ли шестидесятые, то ли семидесятые годы, американское захолустье, где дни текут похожие один на другой. Большой ветшающий дом, телевизор, включенный круглые сутки, на экране только серая рябь помех, бутылка виски в «заначке» под диваном. Старший в семействе Додж старая развалина, ворчливый алкоголик, хоть пить ему нельзя. Его жена Хейли — молодящаяся старуха, тоже прикладывающаяся к бутылке, за отсутствием толку от Доджа не прочь «заклеить» местного пастора. Их старший сын Тилден противоположность «американской мечты», неудачник, полностью ушедший в себя. И младший, а на самом деле средний, Бредли, строящий из себя крутого, а на самом деле у него нет ноги и без протеза он беспомощен. Отношения друг к другу, прямо сказать, подлые: остричь деда наголо, пока спит, завалить его же початками кукурузы, когда бодрствует, так себе любовь и забота.

И вот в эту дыру без предупреждения нагрянул оторвавшийся от дома сын Тилдена, Винс с разбитной подружкой, надеясь расслабиться на свежем воздухе. Только… отец и дед его не только не узнают, а скользят по нему пустыми глазами, как по мебели.

Так или иначе, сгоняв деду за бутылкой и тем растопив лед недоверия амебообразных хозяев, именно настырная бестактная молодежь взбаламутит застоявшееся болото здешнего существования, полезет с неуместными вопросами и таки «пробьет» тут всех на откровенность. Выяснится, и почему Додж всех предостерегает ходить на задний двор, и какое отношение к сложившемуся унылому порядку имеет… неведомый третий ребенок Хейли, сгинувший без вести еще младенцем. Немудрено, что скелеты посыпались из всех шкафов, казалось, давно заколоченных, и среди них был извлечен один реальный. Тилден, отсутствовавший на сцене почти все второе отделение, не выходя из своей прострации, поставит точку в истории, тянувшейся долгие годы.

Но какова будет эта точка, чем именно все закончится, смотрящему первый раз угадать невозможно.

Пожалуй, это самая загадочная пьеса во всей американской драматургии,  считает Сергей Федотов. Сколько она существует, столько о ней спорят. На русский она переведена довольно давно, но до сих пор никто не отваживался ее поставить… Как режиссеру, мне в первую очередь интересны сильные человеческие чувства, герои с парадоксальными характерами, пребывающие на грани сумасшествия, что у нас умеют играть, и важно, что в ней есть магия тайны и катарсис… Весома и тема рока, что тяготеет над этой семьей и в итоге разрушил ее.

В России семидесятидвухлетний Сэм Шепард больше известен как голливудский актер. К его немалому театральному творчеству, у него более сорока пьес, у нас обращаются редко.В 1997 году в Саратовском академическом театре драмы им. И. А. Слонова поставили «Безумство любви», в 2006 году в Московском драматическом театре им. Н. В. Гоголя «Однажды в Калифорнии» (или «Настоящий Запад»). В 2010-м Саратовский же ТЮЗ им. Ю. П. Киселева представил публике «Проклятье голодающего класса», а московский «Новый драматический театр» «Века луны», что состоит в его репертуаре и сегодня.

А вот «Утраченное дитя» (название вернее перевести как «Погребенный ребенок», Buried Child) пермяки воплотили первыми. А это, пожалуй, самая признаннаяпьеса Шепарда, учитывая, что за нее автор в 1979 году получил престижную литературную награду Пулитцеровскую премию «За лучшую драму».

Книжная полка