Театр у моста - 2016

2016


19.03.2016 Праздник послушания. Театр «У Моста» показал «Кьоджинские перепалки» в постановке Луки Кортина

Казалось бы, чего можно ждать от пьесы Карло Гольдони, творившего еще в XVIII веке? Он знаком театралам всего мира по пьесам «Слуга двух господ», «Трактирщица», «Скупой». И мы привыкли, что постановки его произведений – это почти всегда вычурные венецианские наряды, запомнившиеся по полотнам итальянских мастеров, выспренные речи героев, мрачные трактиры или дворцы...

Вместо этого на сцену хлынула живая жизнь рыбачьего селения  Кьоджи. В самые первые мгновения просмотра нового спектакля театра «У Моста» «Кьоджинские перепалки» кажется, что попал в мир итальянского неореализма: гаснет свет, и перед тобой открывается манящий, солнечный, южный мир, яркие краски и уютные улочки… Все это похоже на кадры из фильмов Витторио де Сика, Федерико Феллини, Роберта Росселини... Итальянское кино – и сцена театра «У Моста» – как карнавал – незнакомый, ошеломительный и буйный…

ВСЕ ПО-НАСТОЯШЕМУ

Режиссер Лука Кортина считает жанром своего спектакля гиперреализм. Довольно модное направление в искусстве, к которому можно отнести и поиски документального театра, и фотореализм в живописи, уделяющий чрезмерное внимание детализации. Шутка в том, что постановщику удалось создать иллюзию правдоподобности образов, которые были сочинены Карло Гольдони еще в 1762 году

Режиссеру удалось не только приблизить к современному зрителю историю, придуманную три века назад, но и разыграть ее так, что она кажется происходящей здесь и сейчас. И дело не в живой, еще дышащей рыбе, не в воде, которая стекает с одежды героев, не в баркасе, который буквально вплывает на сцену. Лука добился главного – сопереживания простым, немного нелепым  и взбалмошным героям пьесы Гольдони. Зрители следят за стремительными событиями как  за детской игрой, в которую хочется вмешаться: развести по углам зарвавшихся мальчишек и отшлепать излишне болтливых девчонок.

Разбить невидимую стену между зрителем и сценой режиссеру Луке Кортина, итальянскому постановщику, приглашенному театром «У Моста», удалось благодаря его бережному отношению к пьесе Гольдони. При этом он не следует классике, а читает ее в современном варианте. Подчеркивает то, что несколько веков назад принес в театр сам Гольдони, – театр должен отражать реальную жизнь. Недаром самому спектаклю предшествует эпиграф, произносимый со сцены и проясняющий суть предстоящего зрелища от имени автора: незнакомые с теорией театра узнают, что драматург заменил маски комедии дель-арте  (Арлекино, Пьерро и других) реальными народными характерами, взятыми прямо из жизни. Достаточно грубой, но, по мнению двух соавторов спектакля – Гольдони и Кортино,  достойной своего места в искусстве.

Заразив актеров своей увлеченностью творчеством, своей любовью к персонажам, Лука Кортина наполняет этим все пространство театра. Заставляет и нас послушаться – полюбить этот простой и незатейливый мир итальянской жизни.   

ЖИВОЙ РЕАЛИЗМ 

Суть спектакля в самом его названии. Богатый русский язык вряд ли предоставит другой  адекватный синоним слову «перепалки». Ссоры и споры между жителями селения, девушками и парнями  и составляют содержание пьесы. И этот абсурд случайностей, ни на чем не основанных упреков, бессмысленных и безосновательных обвинений – шквал, который  захватывает население деревушки.

А все начинается с того, что кто-то про кого-то сказал плохо. Да еще и неправду... И снежный ком мгновенно обрастает проявлениями человеческой слабости – ревностью, завистью, алчностью. И вот уже кто–то должен скрываться, а кто–то бояться разоблачений. И вот уже вся деревушка в слезах, синяках, ушибах, порезах и расстроенных чувствах. «Перепалки» едва не приводят к  трагическим последствиям.

Ну и пусть  печеная тыква, из–за кусочка которой все и началось, – непривычное для  нас лакомство, однако на ее месте могли быть и горстка семечек, и картошка… Жизнь бедноты во всех странах одинакова – думается, и национальные особенности итальянского темперамента никого не обманут: такая ситуация  могла произойти на окраине любого города, неважно – в Италии или в России.

И возникает традиционный, уже философский вопрос: а кто виноват? Длинные женские языки или вспыльчивость итальянских рыбаков? А может, социальные условия жизни? В которой, кроме тяжелого труда, угрозы остаться без работы, есть только простые бытовые радости – вроде дешевого угощения или случайного поцелуя…

РЕАЛЬНЫЕ ПАЦАНЫ

Пермские актеры театра «У Моста» с упоением бросились в гущу итальянских реалий. Любимой героиней и автора пьесы, и ее режиссера является Лучетта (актриса Алевтина Боровская). Красивая, взбалмошная и строптивая, которой так трудно произнести «согласна» своему жениху, рыбаку Тита-Нане (Андрей Одинцов). Зато ей так легко вздернуться от каждого неодобрительного или завистливого взгляда в свою сторону»! Однако именно ей  все же мечтается  о другой, непохожей на эту, жизни. Но пока вся ее красота и энергия тратится впустую – на бесцельные и небезвредные перепалки.

Женский состав, в котором стоит отметить Регину Шнигирь и Марину Шилову, вообще получился очень «итальянским»,  дамы  раскованно подергивают широкими юбками, демонстрируя исподнее, и своей соблазнительностью стремятся напомнить эталонные образцы неореализма – Софи Лорен или Магали Ноэль.

А вот мужчины скорее предстают в образах … гопников. Такого понятия, как выяснилось, в итальянском языке нет, и объяснить через термины «хулиган» или «шпана» его не удается.  Так что те, кто в спектакле носит итальянские имена  Беппе (Сергей Мельников), Тоффоло (Никита Петров), Тита-Нане (Адрей Одинцов) – вполне себе «реальные пацаны» с пермских окраин. У каждого и нож в кармане, и кулаки всегда наготове.

Комедия положений (или как ее называет режиссер «чистая комедия») не предоставляет больших возможностей  проявить особенности характера каждого из парней: все одинаково вспыльчивы, легко поддаются влиянию  и крайне простодушны. Их работа – ловить рыбу, где наверняка есть повод проявить мужской характер – остается за кадром. А в бытовых склоках парни проигрывают девушкам, которые попросту вьют из них веревки с помощью длинных языков и женских капризов…

Но – и тут начинаются расхождения с современностью – все жители деревушки весьма законопослушны. Обиженный Тоффоло обращается к помощнику судьи (Андрей Воробьев), все приходят давать показания, все смотрят на власть имущих как на старших товарищей. Ждут и с благодарностью принимают от них помощь... Ситуация с ссорами в рыбацкой деревушке разрешается благополучно: все, наконец, помирились и после занавеса героев ожидают сразу три свадьбы. Но кто этого всего добился? Бог из машины – появившийся ниоткуда Судья… Это, пожалуй, то, что на современный язык из XVIII века не перевести – веру  во вмешательство высшей силы.

Варвара Кальпиди

Deловой Inтерес