Театр у моста - 2016

2016


03.03.2016 Немного Ирландии в суровом Челябинске

Одним из главных событий фестиваля «CHELoВЕК ТЕАТРА», проходящего в Челябинске, стал спектакль «Череп из Коннемары» Пермского театра «У Моста»

Сотрудники Челябинского Камерного театра и представители организаторов фестиваля с огромным трудом искали возможность усадить на места всех желающих. И откидные стулья уж давно закончились, и взятые где-то белые пластиковые, поставленные аккурат на пожарном выходе из зрительного зала.

Повод для переаншлага был хороший. Пермский театр «У Моста» –  коллектив известный, вместе со своим основателем Сергеем Федотовым –  настоящее явление в российском театральном мире. Лондонский ирландец Мартин МакДонах – один из самых актуальных современных драматургов, а Федотов – самый признанный специалист по постановке его произведений.

«Череп из Коннемары» по жанру – «черная» комедия. Описание сюжета жесткое – «Мик Дауд, линэнский могильщик, должен в компании с братьями Хенлон извлечь из могилы останки своей жены, погибшей семь лет назад при весьма таинственных обстоятельствах. Между тем, все жители городка подозревают в ее убийстве самого Мика...».

Реальность, изображенная на сцене, усиливает мрак – глухое место, небогатый домик, много виски, и всего четыре персонажа – сам могильщик (Владимир Ильин), два братца, один из которых – недалекий подросток-полугопник (Василий Скиданов), а второй – такой же недалекий полицейский (Илья Бабошин), и старая женщина с любовью к алкоголю, правде-матке и игре в бинго (Марина Шилова).

«Череп...» числится в репертуаре у пермяков уже больше десятка лет – первые награды за него театр получил еще в 2005 году. И это очень заметно – актерская команда «слётанная» (и сами актеры прекрасны), диалоги отточены, интонации выверены. Учитывая специфический, часто – «трэшевый» юмор, мощно закрученное на сцене действо – то, что надо зрителю.

Но чем дольше смотришь, тем сильнее уверенность, что всё, что ты видишь на сцене – не только и не столько про Ирландию, но, наверное, про любую «бытовуху» в глубинке любой страны. И впрямь: сменить виски на водку, католический крест над камином – на православные иконы, да исправить специфические речевые обороты, связанные с принципом построения фраз в английском языке – и перед вами вполне себе бешеная история в каком-нибудь Аргаяшском или Нязепетровском (да любом другом) районе. Да, сцена крошения наглухо пьяными могильщиком и подростком-гопником молотками в порошок костей, выкопанных из могил, вне всяких сомнений, крута, но вы спросите у любого сельского участкового или фельдшера, что там на его территории по пьяной лавочке происходит – он вам и не таких историй понарассказывает.

И уже ясно себе представляешь, что пусть и по-другому, но примерно о том же рассказывал в «Особенностях национальной охоты» Александр Рогожкин, и в то же время – Алексей Балабанов (например, в «Грузе 200»). А еще приходит на ум Квентин Тарантино – та же характерность и, отчасти, комиксовость персонажей. Думается, он бы сделал знатный фильм по «Черепу».

Только вот финал, в котором могильщик, оставшись один, сильно и одновременно бессильно сжимает в объятиях череп своей усопшей супруги, напоминает нам о том, что у каждого «есть свои скелеты», и именно с ними мы в итоге останемся наедине...

 

Дмитрий Юрьев

Челябинский обзор