Театр у моста - 2014

2014


11.10.2014 Королева «с приветом»

10 октября спектакль «Королева красоты» в постановке московского театра им. А.Джигарханяна был представлен на сцене Театра кукол. При режиссуре Валентина Хитрово-Шмырова, и работе художника Маши Позднеевой.

Когда смотришь спектакли по М.МакДонаху или читаешь его пьесы, задаёшься одним вопросом: «Как много жизни как таковой в его произведениях, его героях, как много в них меня или тех, что сидят рядом, или за пару рядов от меня, от тех, кого я встречаю на улице и дома?»

Вроде бы все герои в его пьесе «Королева красоты» взяты типичные: старуха Мэг – обладающая одним из самых противных голосов в этом мире, тиранящая свою дочь Морин, возраст которой приближается к 40; бывший сосед, Пато Дули, под 40, но симпатичный, думающий, склонный к меланхолии, ищущий своё место в этом мире; его младший брат Рэй: которому около 20, думающий, но не «систематизировано», его мысли просто разлетаются от осознания сути «особого вида» кошек, справляющих нужду именно в раковину, до мыслей о том, что пора уже все менять и уезжать из родного городка, чтобы не завязнуть в болоте.

Почему герои пьес МакДонаха вызывают такой интерес, ведь довольно часто «типичное» переходит в «безжизненное» и не вызывающее интереса?

Весь спектакль разбит на небольшие сценки, между которыми звучала струнная музыка, в зависимости от напряженности момента, выключался свет, и актеры быстро готовили все к новой сцене. Несмотря на такое «дробление», общая целостность не терялась.

По сюжету Мэг и Морин живут вместе. Их по краям сгорающий в серной кислоте мир все-таки стоит, пока не появляется Пато Дули, не столько пытающийся вытащить Морин на свободу, сколько дающий такую возможность. Мэг, понимая, что без Морин она прямиком отправится в дом престарелых, пытается всячески помешать. Хотя, и сама Морин неплохо этому «мешает» ввиду экзистенциального кризиса и проблем с осознанием своей женской сущности. На фоне всей этой драмы, итогом которой становится убийство матери дочерью, развлекается Рэй, вовсе и не замечая того, что происходит вокруг него. Но и в его жизни есть место драме, что и выяснится в последних сценах.

Морин Фолан играет Татьяна Мухина, известная, скорее всего, большинству именно в образе мамы Зайцева в сериале «Зайцев +1», но даже такой телевизионный образ абсолютно не мешал восприятию ее игры в этой постановке.

Морин - слабая, мягкая, неуверенная, добрая, одинокая, агрессивная, безумно жаждущая любви и боящаяся ее. И не только ее. Зажатая как сама по себе, так и как комок нервов одновременно. Единственная, оставшаяся следить за матерью, в то время как две другие ее сестры уже давно вышли замуж.

Мария Соловьева играет Мэг Фолан, мать Морин, старуху, которую весь зал был готов ненавидеть уже за ее искусственные, способные заставить содрогнуться любые барабанные перепонки, визги, стоны, крики, не говоря уже о том, что постоянно третировала Морин и сожгла два письма, предназначенных ей и способных изменить ее жизнь.

Почему-то из всего реквизита на сцене ее голос ассоциируется именно с темно-вишневым с кружевом торшером над столом, который довольно странно выделяется на общем фоне серо-голубо-дождливых тонов.

Но образ Мэг не вызывает лишь ненависть, т.к. «материнское» никогда не исчезает из ее отношения к Морин, что бы она ни делала. Не ограничивается отношение к ней и сочетанием ненависти и жалости.

В роли Пато Дули Филипп Савинков. Достаточно простой, примиряющий, принимающий, достаточно открытый и честный, по крайней мере, перед собой, что уже очень много – своеобразный укор другим героям в «неразумном отношении к жизни», неспособности ее изменить. Именно он называет Морин «королевой красоты», причем честно. Герой с историей. Представленный «без развития», но ради развития других героев.

Семен Штейнберг исполняет роль Рэя Дули. Его как будто сам Бог послал в этом маленький домик в маленьком ирландском городке, решив, что разрядка атмосферы в нем точно не помешает. Но не только ради «разрядки», ведь именно Рэй – посредник классического сюжета «не переданного прямо в руки письма», из-за чего, в принципе и разгорается главный конфликт.

Так, не передавая письма прямо в руки адресатам, загибая носом антенну телевизора и вытанцовывая папуасский танец с придверным ковриком на глазах Мэг, Рэй качественно выполняет обе свои роли. Но и его образ не ограничивается «загибаниями, танцами и письмами». Заметив теннисный мячик, самый дорогой подарок от родителей, в свое время случайно закинутый в огород к Фоланам и забранный Морин, столько лет провалявшийся просто в углу раковины, вызывает в нем взрыв негодования и обиды. Он обзывает ее  «с приветом», с чем Морин тяжело соглашается.  Едва не собравшись убить Рэя кочергой, но соглашается.

Рэй будто весь спектакль пытается всех расшевелить: и Мэг, и Морин. В какой-то момент он даже целует Морин, уже после похорон ее матери, но она остается каменно-неподвижной и лишь с небольшой заминкой также каменно влепляет ему пощечину.

Раскрыв обман матери, очередной раз вскрывшей и сжегшей ее письмо, в котором Пато признавался в своих чувствах и предлагал Морин отправиться с ним в Америку, она бросается на вокзал и в последний момент успевает встретить Пато. А дальше все как в фильме, но только в театре: признания, объятия, обещания и поцелуй из окошка уже уезжающего поезда и счастливые общие планы на будущее.

Морин убивает свою мать.

Морин наскоро собирает чемодан и избавляется от некоторых вещей её матери, сжигая их.

Но оказывается, что нервы сыграли с ней злую шутку — как мы узнаем со слов Рэя, Пато уезжал вовсе не с вокзала, а на такси. Морин, не зная как реагировать, берет чашку чая и садится в кресло-качалку матери и начинает раскачиваться, невпопад говорить.

Потом берет собранный чемодан, медленно и молча выходит с ним в холл.

Диана Корсакова 

Юнпресс-Пермь