Театр у моста - 2013

2013


21.08.2013 Сергей Федотов: Самое мистическое место в Перми — это здание театра «У Моста»

Художественный руководитель и директор театра «У Моста», Заслуженный деятель искусств РФ, Лауреат Национальной премии Чехии, Лауреат премии «Золотая маска», Лауреат премии Правительства РФ Сергей Федотов.

— Сергей Павлович, не буду спрашивать любите ли Вы Пермь. Сразу спрошу — за что? И, если не любите, то за что?

— Мне кажется, человек редко задумывается, за что он любит родной город. Например, я никогда об этом не думал, пока не стал далеко и надолго уезжать. Особенно остро эта привязанность ощущается во время моих постановок за рубежом, которые длятся иногда по два-три месяца. И тогда я понимаю, что тоскую по Перми.

Я здесь родился, вырос... Здесь атмосфера, которая мне по душе, энергетика, которая дает мне силы. Думаю, какое-то особое излучение идет от самой пермской земли, и поэтому мне здесь комфортно.

У меня было много возможностей уехать отсюда либо на постоянное место жительства в Чехию, либо для долгосрочной работы. Но я давно понял, что нигде, кроме Перми, не смог бы жить постоянно. Да, я много путешествую по миру и как частное лицо, и с гастролями. Да,я чувствую,что меня как режиссера питает красота старинных городов и природа экзотических стран. Но стоит чуть задержаться за границей, и я начинаю грустить. И когда возвращаюсь, просто не могу надышаться родным воздухом.Подъезжая к Перми на поезде, а в последнее время все чаще подлетая на самолете, всегда ощущаю внутренний трепет, когда в груди все сжимается.

— А за что не любите?

— За равнодушие властей. Мне всегда казалось, что создание театра — это очень важное и большое событие для города. И когда родился наш театр «У Моста» зрители своим огромным интересом подтвердили это. Мы надеялись, что и власти это оценят, помогут встать на ноги.

Но не тут- то было. Мы выезжали на гастроли, фестивали, в том числе зарубежные, работали во имя Перми. Привозили дипломы и награды, прославляли Пермский край. Но ничего не менялось. Нам по-прежнему приходится выживать с минимальным бюджетом.

И вот это равнодушие к театру меня не просто огорчает, оно меня бесит и злит. Особенно, когда на фестиваль "Белые ночи«,который длится 23 дня 250 миллионов рублей, а на ремонт нашего театра не находится и миллиона. А ведь мы играем до 70 спектаклей в месяц! И это при годовом финансирования всего 27 миллионов рублей. Мы ,кстати, единственный театр, который сам зарабатывает больше, чем получает из бюджета. Но на моем отношении к самому городу это не сказывается.

— Вы можете просто так прогуляться по улицам города?

— Конечно. Я часто хожу пешком. При этом у меня нет определенных маршрутов. Обычно я прислушиваюсь к себе, и иду туда, куда захотелось в этот момент. Очень люблю старые улочки и старые дома в районе Запруда, на Разгуляе. Могу просто поехать туда, чтобы подпитаться особой энергетикой таких мест. Когда ко мне приезжают знакомые из других городов или стран, я обязательно веду их туда. Часто бываю на площади возле Художественной галереи, мне нравится шпиль Кафедрального собора и вид на Каму.

Особое отношение к Камскому мосту: благодаря ему родилось название нашего театра. И всякий раз, когда я въезжаю на мост или просто вижу его с берега, у меня автоматически всплывают эти воспоминания. Да и сама река меня всегда очень вдохновляет, действует на меня фантастически.

— Случалось ли, гуляя по какому-то европейскому городу, что-то «перенести» оттуда в Пермь?

— Никогда такие мысли в голову не приходили. У каждого города свой характер и своя атмосфера. Разве что только Прага по некоторому мистическому наполнению близка Перми.

— Да? Назовите парочку таких мест в Перми.

— Самое мистическое и самое главное для меня место в Перми — это здание театра «У Моста». С самого первого момента переезда сюда, я почувствовал особую энергетику этого дома. Он излучает тепло, доброту и покой. Наверное потому, что до революции здесь были конюшни для лошадей полицейского участка. А лошадь излучает очень сильную ауру добра, больных детей даже лечат, катая на лошадях. И поэтому, когда мы сталкивались в нашем здании с привидениями, нам не было страшно. То есть ,конечно, было страшно, но энергия лошадей сильнее .Привидения и до сих пор бродят здесь по ночам. Многие боятся задерживаться в театре допоздна. Эта особая атмосфера помогает нам играть наши мистические спектакли.

Скверик Оперного театра тоже своеобразный магнетический центр с особой зоной излучения.

Я уж не говорю о знаменитой Молебке, куда частенько залетают НЛО...

— В вашем мистическом театре и публика особенная?

— В разных городах действительно разная публика.

В Украине, к примеру, удивительно ласковый, внимательный, откликающийся зритель. Мы только начинаем играть спектакль, а нас уже о-б-о-ж-а-ю-т. Непрерывно смех, бурные реакции, аплодисменты во время действия. Московская публика — снобистская, насытившаяся разными театрами, достаточно циничная, очень тяжелая. С самого начала приходиться воевать со зрителем, доказывать,что «мы не лыком шиты». Интеллигентный, тонкий и слушающий зритель — в Санкт-Петербурге.

Но самый лучший — в Перми. Он умеет правильно оценить и главное вообще ценит творческую игру. Кстати, уровнем мастерства наших артистов я обязан пермскому зрителю. Его сложно «провести» на привычных трюках и заготовленных придумках. Он требует живой игры, процесса, импровизации, сочинения прямо на сцене .

— Как Вам удается удивлять нас много-много лет?

— Могу открыть вам секреты. Они нехитрые.

Один из них — неисчерпаемость мистической темы. Когда я открывал театр, многие говорили, что на этой «фишке» долго не продержаться: год-два и все. На самом деле мистическая тема бездонна — наибольшее количество писателей, особенно русских — мистики. Мы поставили Гоголя, Булгакова, Достоевского. А есть еще Сухово-Кобылин, Андрей Белый, Салтыков-Щедрин, Сологуб и много других .

Второй мой секрет в том, что я сразу понял: если подавать миру не "себя любимого«,что делает большинство режиссеров, а досконально окунаться в мир автора,следовать его законам, стать ему конгениальным, то спектакль всегда будет новым, неожиданным,оригинальным. Как оригинальны все авторы. Поэтому «Мастер и Маргарита» в нашем театре идет 15 лет, а «Панночка» вообще 22 года, «Женитьба»- 20 лет, «Зверь»-18. И зал всегда полон.

Третий секрет — артисты. Мой театр актерский. Я воспитываю артистов, я их обучаю и постоянно служу за их развитием. После каждого представления обязательно проходит обсуждение. Мы постоянно репетируем уже идущие спектакли. Я никогда не даю актеру похожих ролей,каждая новая совершенно иная, порой прямо-противоположная предыдущей. И зритель приходит и всегда удивляется : как совершенно по-новому раскрывается тот или другой артист.

— У Вас всегда есть туз в рукаве перед новым сезоном. Какой масти туз на этот раз?

— В октябре, в юбилейную дату, мне хочется показать новую версию «Мандата» Николая Эрдмана, с которого 25 лет назад и начинался наш театр. Совершить такой своеобразный перелет на «машине времени» в 1988 год. Главной премьерой сезона станет греческая трагедия «Царь Эдип» Софокла, которую сейчас ставит греческий режиссер Василис Лагос. Думаю, что мы опять удивим. В следующих планах «Идиот» Достоевского. И, конечно, «Замок» Кафки....

Журнал «Аэропорт». Август 2013