Театр у моста - 2013

2013


18.11.2013 Самые экзотические гастроли театра "У Моста"

Потрясение — вот слово, которым можно охарактеризовать самые экзотические гастроли за всю 25-летнюю историю театра «У Моста».
 
Этой осенью коллектив театра впервые принял участие в фестивале «Театральная Олимпиада» в Каттаке (восток Индии). О том, какой след оставила эта поездка в сердцах актеров, рассказала ведущая актриса театра Галина ГРИНБЕРГ:
 
— Я где-то читала, и сама так считаю, что поездка в Индию оставляет след на всю жизнь. В этих гастролях экзотика была буквально во всем, что мы видели вокруг.
 
В Индии не очень развито театральное искусство, но там есть люди, которые целенаправленно несут культуру в массы. Один из них — профессор Картик Рат, основатель и директор Олимпиады.
 
Очень здорово, что Сергей Федотов — худрук театра «У Моста» — принял решение поехать на этот фестиваль. Это единственное глобальное театральное мероприятие в Индии, и оно известно на весь мир.
 
Мы выступали в зале Кала Викас Кендра. И первое, что мы увидели на сцене, — индийские танцы. Было странно — большой зал, горстками сидят люди, которые могут выйти и снова зайти. Между рядами ходит женщина с тазиком и раздает в качестве закуски горох. Между сценой и первым рядом люди могут встать и поболтать.
 
— На каком языке шел ваш спектакль?
 
— Мы привозили «Зверя» по пьесе Гиндина и Синакевича, но даже не стали пускать английские титры, не было смысла — индусы не знают английского. Поэтому Сергей Павлович дал установку: максимально убрать текст и придать пластическую выразительность спектаклю. Зритель должен был без слов понять, что происходит. Мы вышли на сцену, зажегся свет, и я увидела, что зал набит битком. Все замерли в ожидании... Только мы вышли — раздался гром аплодисментов.
 
Когда мы играли, зрители очень живо реагировали: хохотали, хлопали, плакали и сопереживали. После спектакля буквально бросились припадать к стопам Сергея Павловича, что его очень удивило. В Индии считают, что стопы неразрывны с сердцем, — есть такой нерв, который их напрямую связывает. И припадая к стопам, они прикасаются к сердцу.
 
— Складывается впечатление, что Вы близко знакомы с этой страной...
 
— Я бывала в Индии раньше. В общей сложности провела там два месяца в ашрамах Университета Единства и Рамана Махарши. Индия — это намоленное место. У них чудеса как будто бы рядом, и они в них верят, делятся ими.
 
Помню, в последний день гастролей мы поехали посмотреть достопримечательности (Каттак расположен в 20 км от Бхубанешвара — «Города тысячи храмов», места паломничества — прим. ред.). Нас привезли в буддийский храм, чего я с нетерпением ждала. Буддийский храм — это такой монолит, внутрь которого нет хода. Вокруг него совершают медитативные обходы по часовой стрелке — чем больше кругов совершаешь, тем больше очищается твоя карма.
 
Когда мы приехали, пошел дождь, который всё усиливался. Рядом с храмом стояла часовенка, в которой молился монах (или послушник). Мы направились к храму — и тут разверзлись небеса и хлынул такой ливень, что мы моментально промокли до нитки! Бежать к храму не было смысла — нас прибивало к земле водой. И вдруг открывается дверь часовенки, и монах нас зовет внутрь. Такое ощущение, что он никого туда не пускает, но из-за того, что люди оказались под таким сильным дождем...
 
Уже стемнело, внутри горел алтарь. Я легла перед ним — мне хотелось лежать и плакать...
 
Всё выглядело как сцена из спектакля или фильма, и символично: мы приехали к храму, и как очищение хлынул дождь...
 
Индия — страна контрастов. Там люди живут душой и сердцем. И в то же время — трущобы, стаи диких собак, невозмутимые священные коровы, хаос на дорогах...
 
Я люблю Индию, но знаю, что к этой стране отношение у людей самое разное. Поэтому волновалась за то, как ее примут мои коллеги: я люблю, а полюбят ли они? Но они — люди-медиумы, уверена, они всей душой впитали в себя и приняли очарование этой страны, индийский народ их покорил. Индусы как дети: бесхитростные с одной стороны, с другой — лукавые. Пытаются обмануть при продаже чего-нибудь, а потом машут рукой и отдают бесплатно. Очень радушные и непосредственные.
 
— Какой «багаж» труппа привезла из Индии? Что можно в дальнейшем творчески «переплавить»?
 
— Я верю, что восторг (или лучше это чувство назвать «обалдеванием») испытали все. А это для творческих людей уже очень ценно, как и любая другая эмоциональная встряска. То, что мы там побывали, мне кажется, гармонизировало нас. Люди изменились после поездки. И волнами это ощущение от нас передается другим пермякам. Мы привезли в Пермь кусочек божественного. Теперь основной вопрос — как сохранить, вернувшись в естественную среду обитания, то, что там приобрел. Очень важно первое время держать это в «парнике», чтобы оно проросло и стало частью тебя.
 
Удивительно — первой ролью этой хрупкой женщины-девочки на сцене «пермского мистического» 19 лет назад стала Панночка, которую она играет до сих пор. На каких корнях держится этот сильный бесовской образ в Галине — с ее ясным открытым лицом, огромными лучистыми глазами и приглушенным голосом? Что это — та самая двуликость всего существующего, на что указывает буддизм? Единственно верный ответ дает сама актриса:
 
— Панночка — это же архетип, который сформировался во мне, и активизируется, когда нужно. Он дает мне мощную энергию для других ролей. Я нашла в Панночке свет. И теперь стремлюсь углублять и углублять роли, которые у меня уже есть. И двигаться к свету...
 
Какое счастье, что в этом мире есть что-то, что не нам решать! Я радуюсь тому, что дает день, что дает режиссер. А Сергей Павлович дает очень много: мне нравится наш репертуар — яркий, выпуклый, с мощными ролями. Настоящий подарок судьбы для актера.
 

Ссылка на статью