Театр у моста - 2013

2013


16.04.2013 «Лейтенант с Инишмора». Приготовьтесь к развороту на 180 градусов!

Рецензия замечательной студентки Педагогического Университета (ПГПУ) Лизы Скурихиной. В рамках акции «Весенний призыв».

Рассеянный, теплый свет имитирует летний солнечный день. Где-то вдали слышен шум моря. Комната. В ней кресла со светло-коричневой обивкой, где-то со слегка пробивающимися пятнами кремового цвета. Коричневый стол. На нем — бутылки с жидкостью коричнево-охристого оттенка (скорее всего это виски), крест на могилу кота и гуталин... Над столом — неровной формы жестяная ржавая лампа.

Сцена наискосок разделена тёмно-зеленой тканью. И актер (Дейви — Виктор Шестаков) не просто завешивает штору для последующего акта, а, по ходу сюжета, заматывается в неё, продолжая произносить монолог. В некоторых сценах кроме стола, шторы и стены нет ничего. И это помогает сосредоточиться на действиях персонажей.

Музыка соответствует шагу персонажей, их движения осторожные и медленные. Она похожа на замедленную версию Shivaree — Goodnight moon. Похоже на звук металлической нити, которую дергают персонажи и она образует узелки в моменты шуток или в паузы, когда ты понимаешь, что через секунду ужас и напряжение сменятся взрывом смеха...

Именно паузами спектакль немного напоминает фильмы Тарантино. Но есть и разница: Тарантино категоричен, он показывает зло абсолютным и при этом привлекательным. У МакДонаха же в постановке Сергея Федотова нет злых людей, есть люди заблудившиеся, запутавшиеся, выбравшие забыть о себе добром... То есть они не абсолютное зло. В следовании идеям свободы они дошли до полного абсурда.

В какой-то момент вдруг обнаруживаешь, что совершенно забываешься в сюжете, он поглощает тебя. Этот спектакль очень отличается от классических постановок театра. Он о сегодняшнем дне. В каждом спектакле Сергей Федотов пытается восстановить равновесие противодействующих сил. Даже люди вроде Падрайка (Никита Петров) имеют вполне человеческие черты — любовь к коту. Падрайк плачет, закрыв лицо руками, когда узнаёт о его смерти. Он похож на маленького покинутого ребёнка, выражающего себя по отношению к миру лишь с помощью агрессии.

Актриса Виктория Проскурина в роли Мейрид парадоксально правдоподобна после роли романтичной Элизабет в «Франкенштейне», женщине со сломанной судьбой в «Чайке», простодушной Хвеськи в «Панночке». После той женственности, теплоты и доброты — жесткая и брутальная Мейрид, которая, вообщем-то, просто пытается добиться внимания лейтенанта Падрайка.

Падрайк, Джоуи (Василий Скиданов) и Мейрид свой выбор сделали. Падрайк не захотел измениться, пошел в своей жестокости до конца и получил смерть. Джоуи пошел против ИРА, по крайней мере попытался, но всё же продолжил идти дальше с этими людьми, он не совсем их уважал. И тоже получил смерть. А Мейрид...бац, и развернулась на 180 градусов! Вопрос того, что мы выбираем в себе. Люди не плохие, они просто не думают о том, кому или чему они следуют и зачем.

Современный человек слишком привык к экшну, спокойно смотрим на убийства, кровь и жестокость на экране. В театре на те же действия смотришь совсем иначе. Становится страшно от того, что мы перестали замечать, насколько это бесчеловечно. Когда ты практически кожей ощущаешь боль в ногах с выдранными ногтями у продавца марихуаны (Сергей Мельников), над которым издевается лейтенант Падрайк.

Этой немотивированной жестокостью автор пытается сказать, что любые войны и бойни не имеют под собой веских причин. Да даже если во имя добра, то это ложный путь. Зло здесь — это жестокость (обыденное отношение к пыткам, принятие их за необходимую норму), добро — способность не хвататься за оружие при любой конфликтной ситуации, и вообще возможность обойтись без него.

Финалом становится кот. Живой кот, который ест «Вискас». Отец Падрайка (Валерий Митин) констатирует, что из-за этого гуляки у них теперь 4 трупа в доме и еще два трупа котов. Если театр — это зеркало жизни, то театру «У моста» удаётся создавать удивительно точные отражения. Это зеркало не замутнено, оно очень чистое.

Лиза Скурихина