Театр у моста - 2013

2013


24.04.2013 Будет и керосин, и пельмени, и водка. Интервью С.Федотова газете «Местное время»

Интервью опубликовано в газете «Местное время» N15 от 24 апреля 2013 года.

Сергей Федотов: У нас на сцене будет и керосин, и пельмени, и водка

Но и в последние два месяца юбилейного сезона нас ожидают интересные премьеры и необычные открытия. Об этом мы сегодня говорим с художественным руководителем и основателем театра «У Моста» Сергеем Федотовым.

— Четверть века — для театра это очень серьезно. Театр «У Моста» родился 7 октября 1988 года, после того, как в России было принято постановление правительства о разрешении различных форм театра. Едва оно вышло, — театральное сообщество сразу забурлило, начался настоящий бум. Разрешили свободу. В Перми в те годы возникло около 10 разных театров. Это «Ироничная компания», КОД, «Новый театр», «Преодоление», Камерный театр, стал самостоятельным театром «Арлекин»... Были такие труппы, которые возникали всего на один-два спектакля. А по России в целом был просто невероятный ажиотаж. Журнал «Театр» опубликовал в 1989 году список вновь созданных театров, их было более 900. В Москве в те годы родилось 300 новых театров, в Санкт-Петербурге — 200, и 400 — по России.

— И сколько из них осталось «в живых»?

— Единицы. Потому что это постановление дало только разрешение на создание театров, а механизма финансовой поддержки не появилось. А театр «У Моста», не просто выжил, но и выработал свою собственную модель, которая позволяет ему непрерывно развиваться и процветать не смотря ни на какие мировые кризисы . Есть театральное поверие, что вновь созданный театр может прожить 5 лет. Он доходит до какого-то определенного этапа, после чего умирает, или должен переродиться заново. Немирович-Данченко считал, что театр живет десять лет. В общем-то, видимо это критические точки становления театрального организма. Мы все эти «подводные рифы» и в пять , и в десять лет прошли успешно. Потому, что театр «У моста» совершенно уникальное , поразительное, ни на что не похожее создание , он притягивает к себе самых разнообразных людей и делает их единоверцами. Но это ни в коем случае не секта, это обьединение самых невероятных, непохожих личностей, по единой группе крови..Лицедеев, скоморохов, подвижников, в общем-то очень странных людей — тех, кто беззаветно предан идее идеального театра и не мыслит без него своей жизни.

А еще мне удалось создать совершенно особую структуру, которая объединяет, две, как будь-то бы несоединимые вещи: репертуарный театр и театр- лабораторию. Как репертуарный театр мы имеем 20 спектаклей в репертуаре ,играем до 70 представлений в месяц, каждую вторую субботу одна постановка идет четыре раза подряд. В год выпускается 4-5 премьер, выезжаем на 7-8 фестиалей. За 25 лет мы побывали на 114-ти Российских и зарубежных фестивалях. За сезон мы играем до 620-ти спектаклей. Но несмотря на такой напряженнейший рабочий график, мы еще работаем, как театр — лаборатория. Ежедневно с актерами проводятся тренинги по мастерству актера, пластике, вокалу, где постоянно идет работа над актерской психотехникой. Каждый день вся труппа обязательно занимается лабораторными занятиями. Причем все артисты — не только молодые.

— Даже те, кто работает в театре по 5-10 лет?

— И те, кто 25 лет, как, например, Владимир Ильин. И те кто 20 лет, как Галина Гринберг, Марина Шилова и Ирина Ушакова. У нас каждый день идет работа над повышением уровня мастерства. Спектакли репетируются даже те ,которые идут по 20 лет, такие как «Панночка», «Женитьба», «Зверь» Проходят лекции, доклады, встречи с интересными людьми,. раз в неделю ведутся занятия по рукопашному бою.

А еще наша «фишка» такая, если мы берем к постановке какого-то автора, то мы не ставим только один спектакль. Мы его досконально изучаем, внимательно вчитываемся в другие его произведения, изучаем научные исследования, проникаем в суть авторского мира. И поэтому понимаем, что разные пьесы одного и того же автора ( конечно если это классик) написаны по-разному. И ставить их надо по-разному ,у каждой пьесы своя особая атмосфера. Вот взять ,например Гоголя — у нас поставлено 6 спектаклей по его произведениям. Но в «Панночке» и «Женитьбе » совершенно разные миры. «Панночка» -настоящий триллер, а «Женитьба»- залихватская гротесковая комедия с элементами мистики. Или, возьмите, «Вечера на хуторе близ Диканьки» — это волшебная рождественская сказка. И все это Гоголь!. Так мы стараемся исследовать многих авторов. По Булгакову у нас в репертуаре 3 спектакля, по МакДонаху —целых 6! Сейчас ставим "На дне«,не исключено, что затем появится и другая пьеса Горького .

— Немного странный выбор для мистического театра. В чем же секрет будущей премьеры?

— Я абсолютно уверен, что «На дне» — мистическая пьеса. Ведь жизнь в ночлежке протекает прямо на глазах у умирающей Анны. При том , никто из живых не видит, что между ними уже ходит настоящая смерть и ищет свою следующую жертву. Горький написал, свой пролетарский «пир во время чумы». Это на самом деле ПИР, потому что ночлежники пируют, радуются и творят себе праздник, абсолютно не обращая внимания на то, что находятся на самом дне и тонут все глубже. Они на зло всему вееслятся и глумятся над своим падением. А в этом бурлящем гниении нет ни грамма депрессии и тоски! А есть дерзость, кураж и вера в никогда «несбудущееся» будущее. А почти все современные русские пьесы стараются поглубже «затопить» зрителя в депрессию, чернуху и безысходность. Начинаешь смотреть любой спектакль по современной пьесе — и сразу начинаешь мучиться, тебя все тяготит, «грузит» и нигде не предвидится «никакого света в конце тоннеля » . А у Горького несмотря на то, что сама история «На дне» достаточно трагическая, и вроде бы должна быть депрессивная, но она очень светлая, где много веры в любовь, желания жить, быть счастливым и бороться за свое право на счастье . Этот спектакль должен не угнетать ужасами ночлежки, а как раз наоборот, показать, какая же нужна сила духа, чтобы жить там, где жить невозможно, и жить весело. Наш спектакль будет веселым и светлым. В таком материале нашим артистам придется играть виртуозно. После такого спектакля у зрителя на душе должен остаться невероятный свет.

— Кстати, я слышала, что это будет спектакль в формате 4Д, с включением запахов. Говорят, чтобы создать соответствующую атмосферу, вы пельмени на сцене варите?

— Мы в каждой своей премьере стремимся найти что-то новое, оригинальное, чтобы удивить нашего зрителя. Выдающийся русский режиссер перед каждой новой работой говорил: Чем будете удивлять? В этой постановке мы тоже припасли кое-что необычное. «На дне» — пьеса очень реалистическая, «черноземная» и она требует от артиста невероятного погружения , и поэтому мы решили попробовать использовать " эфект 4Д«. У нас на сцене будут натуральные запахи — старые керосиновые лампы, настоящая еда: черные сухари, лук, пельмени, квас и может быть даже водка. Перед самой премьерой артисты не будут три дня мыться. Все направлено на то, чтобы почувствовать атмосферу настоящей ночлежки. Увидим,что получится на этот раз. Наши спектакли зрители любят именно за то, что мы умеем создать особую атмосферу и погрузиться в какой-то неведомый мир, в какое-то другое измерение.

— Майские праздники вы отметите премьерой «На дне», а что будет потом? Когда будет «Замок» Кафки, на который вы выиграли грант?

 Я очень рад, что после «затухания» всех этих «культурных революций» пермские власти наконец обратили внимание на свои «местные» театры. Муниципалитет выдвинул инициативу создания при городских театрах попечительских советов. Причем не только выдвинул, а даже принял ряд законодательных актов. Кроме этого система грантов с серьезными финансовыми условиями стала распространяться и на наши театры. Впервые за 25 лет существования, мы получили грант на 1 миллион 200 тыс.рублей. Для нас это просто немыслимые деньги. Очень хорошо, что существует такая организация как «Центр по реализации проектов в сфере культуры и молодежной политики» при министерстве культуры. Мы подали туда заявку, и выиграли грант на постановку «Замка». Я давно хотел поставить этот спектакль, но не было соответствующих средств, потому что Замок — это ведь не горьковская ночлежка. Это для постановки «На дне» можно было проехать по городу, собрать заброшенные заборы, старые ворота, выброшенную мебель и построить целую декорацию. «Замок» Ф.Кафки просто невозможно поставить без серьезных финансовых вложений.

— А как вы решили вопрос с драматургией «Замка»? Все-таки это роман, и, на мой взгляд, не самый сценографический.

— Я сейчас пишу инсценировку. Хотя дело это очень сложное, думаю, что справлюсь. У меня уже есть такой опыт, я сам писал сценарии к спектаклям «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце», «Дракула», «Франкенштейн».

— И когда ждать премьеру?

— Планирую в середине июня, во всяком случае, — хочу к завершению этого сезона успеть. Сезон-то ведь особенный. Юбилейный. Обычно мы завершаем сезон 30 июня, а в июле у нас всегда ремонт. Прошлым летом мы просто поразили наших зрителей, когда они 20 августа пришли на открытие сезона, и попали как будь-то в Эрмитаж. За месяц с небольшим нам удалось полностью перестроить фойе и оформить его по эскизам одного из залов Эрмитажа. Зрители просто ахнули. Сейчас пошла традиция, молодожены приходят с нам фотографироваться. А этим летом мы хотим затеять еще более грандиозное строительство, сделать пристрой к театру. Наш летний дворик мы хотим закрыть крышей, установить стеклянную стену, чтобы сделать зимний сад. Так увеличится зрительское фойе и театр приобретет парадный вход. Придете осенью — удивитесь.

Автор: Светлана Воронова. Газета «Местное время»