Театр у моста - 2013

2013


25.04.2013 «Самоубийца» глазами наших зрителей: «Ничего не попишешь — абсурд судьбы»

Акция Театра «У Моста» — «Весенний призыв» для молодых творческих студентов подарила нам рецензию на спектакль «Самоубица» от Виктории.

«Жизнь моя, сколько лет издевалась ты надо мной. Сколько лет ты меня оскорбляла, жизнь. Но сегодня мой час настал. Жизнь, я требую сатисфакции». Н.Эрдман «Самоубийца»

Прозвенел третий звонок, который ненавязчивым звоном поторопил зрителей занять свои места в зале. Как и следовало ожидать, в зале не было свободных мест. Это обусловлено не только тем, что сегодня состоится премьера одноименной пьесы Николая Эрдмана «Самоубийца», но и тем, что театр «У Моста» обладает тем «мистическим ароматом», который так и манит зрителей. Но все же, оставим загадочность театра и перейдем к самой постановке, которая является не менее таинственной, чем сам театр.

Пьеса Н.Эрдмана «Самоубийца» интересна не только содержанием, но и своей историей создания. К сожалению, а может быть, оно так и должно было быть, «Самоубийца» не смогла найти своих почитателей сразу же после «рождения». Лишь спустя полвека пьеса «смогла вдохнуть полной грудью» и «заявить» о себе на подмостках. И вот сегодня, труппа театра «У Моста» под руководством Сергея Федотова дала еще одну возможность зрителям воочию встретиться с произведением, которое произвело настоящую революцию в российской драматургии 20-30-х гг.XXв.

«Ничего не попишешь — абсурд судьбы», — это фраза из пьесы отражает нелогичность и бессмысленность не только событий, которые происходят в повествовании, но и нелепость всей нашей жизни. Абсурд советской действительности, убогость мещанского быта, полное пренебрежение к человеческой личности —вот что мы можем здесь увидеть. И стоит отметить, что эти темы вполне актуальны и для современной России, несмотря на то, что пьеса была написана в далеком 1928 году.

Вот погасли желтые огни настенных фонарей. Зал окунулся в мрак, слышны лишь редкие покашливания и скрипы декорации. Взгляды зрителей устремлены в сторону черного занавеса, который скрывает за своей плотной завесой неведомо что: то ли нашему взору откроется виселица, так как название пьесы уже создает в воображении определенные представления, то ли будет стоять кухонный стол, где лежит ливерная колбаса, из-за которой собирается свести счеты с жизнью герой ...Неизвестно.

Открывается занавес, и мы видим интерьер скромной коммунальной квартиры. Тяжелые давящие, пепельно-серого цвета, стены, старая мебель, со сползшей и потускневшей краской, нагнетают напряжение. Зрители невольно проникаются атмосферой ожидания трагедии. По середине комнаты одиноко стоит кровать, которая у меня ассоциировалась с гробом, и комнату освещал свет луны, просачивающийся сквозь маленькое окно. Практически вот и все нехитрое оформление. Костюмы — немного стилизованные под эпоху, но в целом тоже весьма скромны. И я считаю, что все это способствовало более точному и правильному восприятию пьесы, и не мешало зрителю сконцентрироваться на самой игре и тексте пьесы.

Сюжет спектакля довольно прост: перед нами раскрывается история «коммунального клопа», «маленького человека», решившего свести счеты со своей жизнью из-за ливерной колбасы. Узнав о том, что он — Подсекальников — собирается покончить жизнь самоубийством, к нему приходят различные визитеры, предлагающие свой вариант «предсмертной записки», обосновывая это таким образом: «Так нельзя. Так нельзя, гражданин Подсекальников. Ну, кому это нужно, скажите, пожалуйста, „никого не винить“. Вы, напротив, должны обвинять и винить, гражданин Подсекальников».

Парадокс же в том, что все эти визитеры, какими бы величавыми не были их идеи, не готовы сами за них умереть. Визитеры желают утолить жажду своих интересов, а до жизни «маленького человека» им нет дела. Что еще это ситуация напоминает, судить вам, дорогие зрители. Пьеса, представляющая собой комедию, соответственно наполнена ироничностью и шуточностью. Актерам без особого труда удалось передать всю комичность ситуации. Поэтому в зале почти не прекращался смех и хохот. Но за видимой и все расширяющейся комичностью скрывается не менее значительная трагичность, которая связана и со смертью молодого Феди Питунина, оставившего записку со словами: «Подсекальников прав. Действительно жить не стоит». Наверное, именно здесь, наиболее ярко проявляется этот контраст между смехом и ужасом.

Но все эти контрасты, вся череда комичных событий говорят нам о философичности произведения, которая связана с осмыслением человеком своей смертности, цели своего существования и своих поступков, ответственности за них. И я уверена, что сегодняшняя постановка в полней мере смогла донести до своего зрителя все экзистенциальные мотивы пьесы, и заставила зашевелиться их души.

Автор текста — Виктория

Фотографии Вадима Балакина