Театр у моста - 2013

2013


16.05.2013 Газета «В Курсе»: Черпая истину «На дне»

Максим Горький стал новым открытием Театра «У Моста».

Они выходят молча и медленно, как будто поднимаются с самого «дна» или «выползают» из прошлого века, и напряженно вглядываются в зал. От их взглядов становится неуютно, хочется отвести глаза, как обычно делаешь это, когда встречаешь на улице калеку или нищего. Но люди смотрят на тебя долго и пристально, и ты ощущаешь кожей, как исчезает зрительный зал, а вокруг уже кипит жизнь ночлежки: тусклый свет от керосинок, старые вещи, далекий звук тоскливой гармошки, чей-то глухой кашель и хриплые голоса.

Маленькая полуподвальная комната удивительным образом вместила в себя всех убогих жильцов и целый мир. Человеческие трагедии разворачиваются на фоне обшарпанных стен, деревянных нар и палатей. За отведенные три часа каждый герой на сцене проживает свою историю, рассказывая её параллельно и одновременно с другими. Вот в углу, свернувшись как собака, спит слесарь Клещ; в центре за столом Сатин и Барон размышляют за бутылкой о смысле жизни; вверху на нарах молится Татарин, чуть дальше гримасничает и борется с желанием выпить Актер...

Действие захватывает все пространство сцены, а актеры театра «У Моста» не просто играют, они проживают каждую секунду, что окончательно приковывает внимание зрителя к происходящему. В постановке Сергея Федотова отчетливо видно, как изменяется внутренний мир героев, режиссер открывает всё новые и новые грани в известной со школы пьесе Горького, уводя за собой зрителя в поисках истины. Спектакль покоряет смелыми открытиями и ракурсами, которых совсем не ожидал увидеть «На дне». А некоторые сцены заставляют думать и сопереживать еще долго после посещения театра. О них невозможно «отмахнуться», необходимо написать, чтобы поделиться восхищением и эмоциями.

Страшно наблюдать, как обстоятельства ломают человека! Смерть Анны вызывает у жильцов бурную, почти животную, реакцию. В какой-то момент ночлежка больше напоминает палату в клинике для душевнобольных. На фоне общих криков и стонов выделяется душераздирающий вой Клеща (Андрей Одинцов), так воет раненый волк-одиночка. А в следующих сценах мы видим, как гордый работяга сливается с безликой серой массой.

Кажется, что «дно» как воронка засасывает каждого, кто оказался в стенах ночлежки. Умирает Анна; над Васькой Пеплом ведьмой «кружит» Василиса (Мария Майданюк), подговаривая на убийство своего мужа; затем драка, убийство, тюрьма... но воронка продолжает свое движение — и вот Актер (Василий Скиданов), не сумев вырваться из этого заколдованного круга, уходит со свечкой в темноту, чтобы удавиться на пустыре; Клещ, который клялся выбраться из нищеты, перестает бороться и медленно «тонет в трясине» и сходит с ума; Татарин, живущий по Корану, вот-вот потеряет руку, а вместе с ней и надежду на лучшую жизнь...

Единственный, кто борется за обитателей ночлежки — странник Лука (Никита Петров). Его появление можно сравнить с лучом света, ненадолго пробившимся в темные закоулки их душ. Любовь, буквально на мгновение, превращает бывалого уголовника Ваську Пепла (Александр Шаманов) в нежного влюбленного, мечтателя, стоящего на коленях перед Наташей и готового раз и навсегда отказаться от воровской жизни. Лука подталкивает двух людей друг к другу, гладит голову Пепла Наташиной рукой — все это делает сцену очень теплой и трогательной. Счастливый Актер как ребенок хвастается Луке, что не пил целый день и работал — мел улицу. По замыслу режиссера актер Никита Петров не просто излагает мудрые мысли, он воюет за души ночлежников, стараясь вырвать их на свет Божий, нашептывая, крича и даже вбивая подзатыльниками доброе и вечное прямо в головы нерадивой пьяной братии.

Каждый персонаж получился колоритным и объемным. Трогательная до слез, живая, так и не сломленная перед смертью Анна (Татьяна Петункина); женственная, хрупкая и чистая девица Настя (Виктория Проскурина), хотя и представительница «древнейшей профессии». Живая добродушная, но и умеющая бить нерадивых мужиков торговка Квашня в исполнении Ирины Моляновой задорно рассказывает о своей нелегкой замужней жизни, не раз вызывая смех в зале. Бывший Барон (Валерий Митин), стирающий с лица плевок сожительницы белым носовым платком со словами «Мэрси, мадам» и гарцующий остатками былых манер, вызывает улыбку и живой интерес. Веселый балагур Сатин (Владимир Ильин) до последнего скрывает свою тайну падения на дно и лишь в конце открывается как философ и глубоко мыслящий человек.

Финальная песня о тюрьме и оковах как нельзя лучше отражает внутреннее состояние людей, выкинутых на обочину и забытых жизнью. Отзвуки обиды и отчаяния, сковавших цепями их души, вырываются наружу в ритме, отбиваемом железными кружками по столу... И вновь они стоят и жадно вглядываются в темноту зала со свечами в руках, пытаясь разглядеть в этой тьме свое несбыточное счастье.

Что парадоксально, представление оставляет отнюдь не депрессивное, а очень даже светлое настроение. Ведь эти забытые Богом «бывшие люди» также верят в свою звезду, также балагурят, веселятся и радуются любой возможности счастья. Зрелище обрушивает на зрителя лавину новых чувств, образов и мыслей, настоящую пищу для души и ума. Очень сложно с первого раза выхватить каждый нюанс постановки, сложить всю головоломку этой непростой пьесы, отчего спектакль хочется смотреть снова и снова.

 

Автор текста — Алиса Звонкая. Материал вышел в газете «В Курсе. Пермь» N 14(101) от 16 мая 2013 года.