Театр у моста - 2013

2013


28.05.2013 Интервью Сергея Федотова журналу «Коммерсантъ Quality»

Сергей Федотов: «Я умею делать вещи, невозможные для других людей. Просто я работаю волшебником». Полная версия интервью.

В этом году исполняется 30 лет с начала Вашей творческой деятельности. Вы получили «Золотую маску», почетные звания Заслуженного артиста и Заслуженного деятеля искусств РФ, Национальную премию Чехии, Премию правительства России, чешскую медаль им. Езефа Юнгмана и многие другие награды. Ваш театр по рейтингу журнала «FORBS» вошел в «10-ку лучших театров России», желанный гость на зарубежных фестивалях, на спектаклях регулярные аншлаги.. Вы проводите мастер-классы в Москве, Праге, Варшаве и др.городах, преподаете в Пражской театральной академии. В Чехии Вас называют «русский маг чешской сцены». Какие цели Вы ставите перед собой сейчас?

— Но ведь главная цель — это не звания и награды. Моя цель — создать лучший в мире театр. И я понимаю, что сейчас я ближе к этой цели, нежели, тогда, когда начинал. Абсолютно уверен (и это можно проверить в интернете), что в мире есть только один мистический театр —это театр «У Моста». Также знаю, что ни один театр за 25 лет не обьехал 115 театральных фестивалей. Также известно, что никто не играет каждую субботу четыре раза подряд один спектакль, причем последний начинается в полночь. Так мы играем «Панночку», «Дракулу» , «Франкенштейна». Ни в одном театре мира не поставлены шесть спектаклей по Мартину МакДонаху, пять —по Н.Гоголю, три по М.Булгакову. Когда мы приезжаем в Москву или Питер, залы набиваются битком, а театральные критики пишут, что до сих пор лучше Театра «У Моста» никто МакДонаха не поставил.

Во всей России единственный МакДонах нашего театра («Калека с Инишмана») получил национальную премию «Золотую маску». А мы открыли для России знаменитого ирландца 7 лет назад и сейчас уже более 130 постановок по всей стране. А когда выезжаем на фестивали за рубеж, иностранные критики говорят, что такого театра у них нет и меня сразу приглашают на работу, чтобы я научил их своему уникальному методу. В Чехии я поставил 15 спектаклей. Передаю свой опыт чешским режиссерам. Я выработал свою особенную театральную модель . Мой театр это синтез репертуарного театра и театра-лаборатории. Помимо проката спектаклей, а их обычно 60-70 в месяц, у нас идет очень серьезная лабораторная работа.

Когда мы выбираем автора к постановке, мы его сначала тщательно изучаем, выявляем его уникальность, ищем особую природу чувств. Читаем книги, научные труды, исследуем эпоху и условия жизни героев, смотрим множество фильмов из того времени, изучаем живопись и скульптуру. Только после досконального исследования мира автора начинаются практические репетиции. Но опять же, мы не сразу подходим к тексту, сначала мы «медитируем», фантазируем, как бы переносимся на «машине времени» в ту эпоху, а потом уже начинаем импровизировать, «колдовать» . Многие находки и эксперименты входят в спектакль, и нам невероятно интересно найденное показывать зрителям. Никогда не знаем, как отнесется публика к нашему новому эксперименту.

Знаменитый театральный режиссер Николай Петров, всегда перед началом репетиций говорил артистам: так чем будем удивлять? Мы тоже каждой новой постановкой стремимся удивить нашего зрителя. Часто, чтобы расшифровать автора ставим несколько спектаклей по его произведениям. Но как театр-лаборатория, мы не только изучаем драматургов, мы еще постоянно ведем лабораторную работу в сфере мастерства артиста. Каждый день у нас проходят занятия по сценической речи, вокалу, движению, мастерству актера и даже по рукопашному бою, причем не только для мужчин. Актрисы с не меньшим рвением занимаются освоением восточных единоборств. У нас преподает уникальный мастер боевых искусств , обладатель черного пояса по каратэ Алексей Новоселов.

Как вам удается развивать театр при таком скудном финансировании?

— Мой театр всегда был «чужим ребенком» для пермских властей, потому что родился не «сверху» по приказу, а «снизу» по желанию простого человека. Мне постоянно говорили, а мы вообще не просили театр создавать, у нас своих театров хватает. Все время приходилось бороться за выживание. Потому что в 1987 году правительство России выпустило постановление о разрешении разных форм театров, а механизма финансовой поддержки не представило. И практически все театры (около 900 театров в России) родившиеся благодаря этому постановлению, «благополучно» и закономерно умерли. А театр «У моста» не только не умер, но выдержал все экономические кризисы и процветает уже 25 лет.

Я выработал собственную модель театра, где за мизерные финансовые средства, ставлю по 5-6 премьер в сезон и мы еще ежегодно выезжаем на 8-10 фестивалей. А модель очень проста, я всегда являюсь художником своих спектаклей и умею выбирать самые дешевые материалы, а на сцене превращать их в самые шикарные и дорогостоящие. Благодаря скудному финансированию я научился экономить и находить новые возможности в оригинальных сценических технологиях. А еще мы разработали особую импровизационную технику игры актера. Мы умеем играть 620 спектаклей в год ( при полных аншлагах) ,тогда ,как обычный театр играет в среднем около двухсот представлений. Мы всегда сами зарабатывали на новые постановки, на содержание репертуара, на зарплату артистам (а она у нас одна из самых высоких в стране), на фестивали. А главное, мы были вынуждены зарабатывать на непрерывный ремонт нашего любимого театра, потому что он находится в дореволюционном здании, которое требует постоянного «присмотра».

Мы научились зарабатывать, за прошлый год выручка от билетов составила 38 млн.рублей. У нас есть такие проекты, которым в мире нет аналогов — например «Полночный марафон» , «Рождественские встречи» , «Комната ужасов». Такое возможно только в нашем театре, потому что у нас команда, собрались люди фанатично преданные нашему делу. Это реально ТЕАТР — ДОМ, не на словах, а на деле. Наши артисты никогда не смотрят на часы и не торопятся быстрее уйти домой, после спектаклей кто-то обязательно сидит в своей гримерке, учит роль. А кто-то самостоятельно репетирует. Часто бывают ночные репетиции — это очень интересное дело.

Вы наверняка отслеживаете последние тренды в театральном искусстве — а именно, внедрение современных технологий и спецэффектов в спектаклях. Например, «Театр-Театр» включили в свои постановки сложные перемещающиеся декорации. На ваш взгляд, это необходимо зрителю?

— Вы знаете, в нашем театре все направлено на артиста, он у нас БОГ и ЦАРЬ. Постоянные тренинги и занятия помогают актерам развивать свои профессиональные качества. Мы вкладываем деньги не в «технологии», а чтобы приглашать уникальных зарубежных педагогов и режиссеров. У нас поставил спектакль «Запах» гениальный польский кинорежиссер Кшиштоф Зануси. Неоднократно проводили семинары мастера из Франции и Чехии. В июне приедет известный греческий режиссер Василис Лагос. Наш театр, это сложнейший механизм , в котором всем непосредственно руководит режиссер, но все режиссерские замыслы проводятся через артиста. В нашем театре режиссер действительно «умирает» в артисте. А в ситуации с Театром-Театром, у меня такое ощущение, что при таком большом внимании к технической части к модернизации театра, про актера-то забыли.. Режиссеры вроде разные, а артисты везде играют одинаково.

У нас же есть много актеров, на которых зрители приходят специально. Звонят в кассу и спрашивают, а играет ли в этом спектакле Владимир Ильин, или Ушакова, или Шилова, или Галина Гринберг. А исполнитель роли калеки Билли — Василий Скиданов становится «звездой» на любом театральном фестивале, где мы показываем «Калеку с Инишмана». У каждого артиста есть свои «фанаты», которые постоянно приносят цветы, а то и дорогие подарки. Зрителям нашего театра не надо разглядывать, сколько миллионов потрачено на декорации, они смотрят на артиста, потому что живой артист — чудо, он как море или огонь — его хочется созерцать бесконечно.

Из своих многочисленных поездок вы привозите интересные редкие вещи, которые «играют» в спектаклях. Может быть есть какой-то уникальный предмет?

— Очень многие предметы в наших спектаклях обладают сильной энергетикой и помогают артистам создавать уникальную атмосферу. В постановках МакДонаха мы используем вещи, привезенные из Ирландии. С острова Инишман мы привезли — старые ржавые чайники и настоящие аранские свитера из овечьей шерсти. В «Красавице из Линэна» играет посуда из реального дома в Линэне, где жили настоящие прототипы этих героев. В «Мастере и Маргарите» есть ваза, сделанная из костей животных, которую я привез из Таиланда, которую подарили мне заклинатели духов.. Да и наши зрители постоянно приносят нам какие-то раритетные вещи, за что мы им очень благодарны. Александр Вадимыч Полев подарил настоящий штурвал с фрегата ХVIII века. Настоящие антикварные вещи дают возможность актеру включить свое подсознание и воображение и тогда творятся чудеса.

Вы упомянули, что находитесь в дореволюционном здании. Происходят ли здесь мистические явления?

— Конечно, как во всех старинных домах, здесь обитают приведения. Первые месяцы, когда мы только въехали , здесь никто не осмеливался оставаться на ночь, потому что каждую ночь по зданию действительно бродили духи. Периодически здесь появляется черный кот, который в полночь гуляет по театру и потом исчезает. Вообще, у нас происходит очень много странных вещей. В прошлом году в костюмерном цехе неожиданно очутилось настоящее золотое кольцо из фильма "Властелин колец«...Как оно туда попало, до сих пор загадка. Во время спектакля «Упырь» на чердак прилетал настоящий упырь и страшно выл, чем пугал и актеров и зрителей. При чем он прилетал только на «свой» спектакль. Однажды во время представления спектакля «Панночка» на сцену вышел....призрак Гоголя. При чем его увидели несколько человек в зале, а артисты на сцене его не заметили.

В одном из ваших интервью вы говорили, что «Спектакли нуждаются в отдыхе». А как отдыхаете Вы?

— Профессия художественного руководителя не подразумевает отдыха. У меня нет выходных с того момента, как организовался театр 25 лет назад. Даже если мы не играем спектакли — я все равно нахожусь в театре. Даже когда я не в театре, мозг мой работает непрерывно и днем и ночью, его невозможно «выключить». Когда мы выезжаем на фестивали — я постоянно на связи с театром через интернет и телефон. И даже ночью во сне я репетирую, придумываю и сочиняю новый спектакли. Выдерживать такой ритм мне помогает придуманная мной система тренингов. Я умею черпать энергию из Космоса, быстро восстанавливать силы и делать вещи, невозможные для других людей.

В чем залог вашего личного успеха, как театрального режиссера?

— Прежде всего вера в свою звезду. Я всегда знал, что надо мной есть звезда , которая меня ведет и освещает мне правильный путь. Второе — это невероятная работоспособность. Я не боюсь никакой работы — в своем театре могу быть и сантехником и уборщиком, маляром, строителем и электриком. Я все умею делать своими руками. А главное, я умею делать чудеса. «Почему, дружок? Да потому...Что я жизнь учил не по учебникам.... Просто я работаю волщебником».

Журнал Коммерсантъ Quality Пермь, май 2013год

Ссылка на статью