Театр у моста - 2012

2012


11.05.2012 Театр «У Моста» — мистический и беспощадный

Сергей Федотов, основатель пермского мистического театра «У Моста» и один из лучших режиссеров России, ставит в Русском театре «Игроков» Гоголя.

То, что театр «У Моста» знаменит не только в масштабе Перми или России, доказывает простой факт: в прошлом году один из спектаклей в нем поставил Кшиштоф Занусси, режиссер с мировым именем. Да и количество призов, которые спектакли «У Моста» взяли на фестивалях, огромно. Кстати, название театра произносится с ударением на «о». «Потому что с ударением на „а“ оно звучит прозаически, а в нашем варианте есть пружина, удар, сила», — объясняет Федотов.

Театр для него — предназначение: «Мама рассказывала, что когда мне было четыре года, в садике ставили какой-то спектакль, мне там поручили роль зайца-дворника, и после этого я сказал, что буду актером. Такой вот знак. Я много внимания уделяю знакам. Театр „У Моста“ — мистический в том числе потому, что были знаки, что должен быть именно такой театр, мне Гоголь снился, Булгаков... Мои родители никакого отношения к искусству не имеют, отец, инженер-строитель, считал, что я должен пойти по его стопам. Я и стал строителем: строю театр. „У Моста“ был создан в 1988 году в Перми, на берегу Камы у Камского моста. Двадцать лет мы ставили одну классику. Критики не верили, что театр может выжить на классике, а мы не просто выжили — уже через год люди ломились на наши спектакли».

Спектакль — спиритический сеанс

— Ваш творческий метод стоит на трех китах: Михаил Чехов, Ежи Гротовский, Антонен Арто...

— Они дали мне возможность создать на сцене новый мир, излучающий очень сильную энергию. Мне интересно развитие психофизики актера. Михаил Чехов говорил: спектакль без атмосферы — как человек без души, энергия должна волнами идти в зал и возвращаться к актерам. Спектакль — спиритический сеанс, на котором вызывают духов эпохи. Меня страшно раздражает, когда классику играют в современных костюмах и декорациях. У каждого века, не говоря об авторе, есть свое излучение, своя вибрация. Ежи Гротовский учил открывать в актерах скрытые резервы. Антонен Арто считал, что в театре должна быть беспощадная правда. Актер должен уметь открыть зрителю не только что-то красивенькое и привычное, а то, чего он стыдится и что не каждый примет. Хороший спектакль вызывает катарсис, зрители смеются до слез или плачут...

— Как вы работаете с актерами на практике?

— 20 лет назад я начал проводить тренинги по Михаилу Чехову, какие-то упражнения брал у Гротовского. Сейчас актеры разучились излучать, они часто используют технический темперамент, который не излучает. Мы не работаем на внешний эффект. Артисты играют из погружения, которое потом разрастается и обогревает всю сцену. У нас есть ритуал: за полчаса до спектакля артисты выходят в декорацию и под музыку из спектакля «греют сцену». Кто-то ходит, кто-то сидит, кто-то лежит. На «холодную» сцену мы не выходим даже на фестивалях... С психофизикой есть один нюанс: актер ни на секунду не должен забывать, что это театр, а не жизнь. Актеры Гротовского перешли эту границу, и им стал неинтересен зритель. Это не наш путь.

Творчество без провалов

— Про знаменитый театр Юозаса Мильтиниса в Паневежисе говорили, что это монастырь, а актеры там — гладиаторы. У вас так же?

— Я категорически против того, чтобы театр превращался в монастырь или секту. Такие театры есть. У нас все в порядке с дисциплиной, мы команда, но сектой нас никто не называл. Каждый артист у нас — это личность.

— «У Моста» — это синтез репертуарного театра и лаборатории...

— За прошлый год мы сыграли 624 спектакля, а обычный театр играет двести. Наши залы всегда полны. При этом в труппе у нас — всего тридцать человек. Что до лаборатории, мы проводим своего рода театральные исследования: берем автора и начинаем изучать его мир. Мы поставили пять спектаклей по Гоголю, три по Булгакову, пять по Мартину Макдонаху. Многие режиссеры ставят себя, а мы всегда ставим автора, не навязывая ему того, чего в нем нет. И никогда не проигрываем: все спектакли разные, в каждом — много уровней. Я не понимаю, что такое элитарный театр. Великий режиссер Николай Петров говорил: любой спектакль должен быть интересен любому зрителю. Наши спектакли не проваливаются, в них есть энергия и запас прочности.

— «У Моста» — это «инфернальный сценический мир». Почему инфернальный, то есть адский?

— Мы понимаем слово «инфернальный» скорее как «потусторонний». Театр подходит к границе потустороннего мира, где есть и темные, и светлые силы. Ни в коем случае речь не идет о чем-то дьявольском.

 Вера в сверхъестественное подразумевает и веру в Бога. У вас эта вера...

— Христианская, конечно. Наша «Панночка» идет уже двадцать лет, мы сыграли ее 2600 раз — и каждый день воюем с темными силами так, как воевал с ними Хома. Мы верим в то, что в этот момент борьба происходит на самом деле. Забавно: как только театр возник, к нам повалили черные и белые маги, всякие экстрасенсы, и они нам сказали, что «У Моста» родился на пересечении астральных параллелей... Конечно, мы все православные, мы верим в Бога, в начале сезона батюшка приходит и освящает театр...

— У вас понимающий батюшка!

— Да. Он, кстати, бывший десантник.

Ключи к Макдонаху

— В Таллинне на фестивале «Золотая Маска в Эстонии» «У Моста» показал «Калеку с Инишмана» Макдонаха. Говорят, вы нашли к ирландцу подход: его трудно ставить — а у вас получается...

— Леонид Хейфец и Константин Райкин говорят: мы не понимаем, как вы это делаете! Хейфец видел наш «Сиротливый Запад» по Макдонаху. Он два месяца репетировал с курсом ГИТИСа эту постановку — и бросил: скучно, чернуха, тоска... А на нашем спектакле он не переставал смеяться. Мы ставим Макдонаха семь лет, выпустили пять спектаклей по его пьесам. Критики утверждают, что никто не нашел ключа к Макдонаху, кроме нас. Этот автор не подходит под определение мистического театра, прямой мистики у него нет, зато есть особая магия и многоуровневая жизнь. Именно потому, что мы уже знакомы с магическими мирами, мы смогли открыть и мир Макдонаха.

— Какие у вас впечатления от Таллинна и Русского театра?

— Мы много ездим по миру, много где играли, и должен сказать, что ваш театр — один из самых красивых, потрясающих и магических. Здесь очень сильная энергетика. Таллинн — мистический город, у вас рядом с театром стоит кельтский крест... Мистика идет из-под земли, и камни домов, которым по 200-300 лет, ее в себя впитывают. Очень интересно именно тут ставить Гоголя. И труппа театра — очень энергичная, артисты очень живые, не сонные, им не нужно объяснять, что такое психологический театр. Тут есть традиция глубокого проникновения в роль.

***

Справка «ДД»:

Сергей Федотов родился 11 января 1961 года в Перми. Закончил режиссерское отделение Пермского института искусства и культуры. В 1988 году открывает в Перми мистический театр «У Моста».

Заслуженный артист РФ, заслуженный деятель искусств РФ. В 2004 году стал первым иностранцем, удостоенным Национальной премии Чехии за постановку «Собачье сердце» по Булгакову.

Постановки Федотова получили более двадцати Гран-при международных фестивалей. В 2010 году спектакль «Калека с Инишмана» стал лауреатом премии «Золотая Маска».