Театр у моста - 2011

2011


15.04.2011 Больше, чем МакДонах

«Однорукий из Спокэна» — новый спектакль театра «У Моста»

Мартин МакДонах... Имя этого ставшего культовым британского драматурга Россия впервые увидела на афишах пермского театра «У Моста» семь лет назад. Сергей Федотов тогда представил свою версию «Сиротливого Запада» — части «Линнэнской трилогии», которая вскоре вся предстала перед пермским зрителем на сцене театра.

Федотов, первым открывший этого автора для русскоязычного театрального сообщества, заявлял тогда о появлении «нового гения в драматургии», о масштабах дарования молодого автора и о том, что у его пьес в России будет долгая жизнь и очень большое будущее. Многие сомневались, сможет ли художественный руководитель и труппа его театра преодолеть скептицизм, настороженность и инертность критики и главное — покорить зрителя, по-настоящему захватить его, загипнотизировать так, как это бывало прежде с другими спектаклями «У Моста».

Сегодня, семь лет спустя, приведу лишь несколько фактов: Мартин МакДонах — ныне прославленный автор и режиссер, многократный номинант и лауреат премии «Тони», лауреат премии «Оскар» за дебютную картину, постановки его пьес осуществлены десятками театров на всех континентах. На российских театральных подмостках сегодня можно наблюдать целый «парад» МакДонаха — более ста (!) спектаклей по его пьесам с успехом идут в театрах Москвы и на провинциальных сценах. Театр «У Моста», явившись первооткрывателем этого уникального автора, стал обладателем национальной театральной премии «Золотая маска», а билеты на спектакли по пяти пьесам легендарного британца сегодня приходится «доставать»! Такая вот статистика — лучшее свидетельство творческой дальновидности Сергея Федотова и огромное завоевание театра.

Нынешняя премьера — психологический комикс «Однорукий из Спокэна» — вновь подтвердила титул Сергея Федотова и его труппы как лучших интерпретаторов МакДонаха в России.

В небольшой спокойный американский городок приезжает странный и опасный однорукий тип — некий Кармайкл, более двадцати лет разыскивающий по всей стране нечто, что по праву принадлежит ему, — отрезанную руку. Купить ее он надеется у черного парня по имени Тоби и его девушки-блондинки Мэрилин, для чего все они встречаются в номере отеля... И все могло бы закончиться хорошо, если бы у тех двоих и правда была его рука, если бы не бензин и свечка, не демон-портье Марвин, не старушка, рухнувшая с дерева, и не чемодан с жутким содержимым...


Итак, МакДонах и вслед за ним Сергей Федотов, Всеволод Аверкиев (художник-постановщик спектакля), Иван Маленьких (Кармайкл), Виктор Шестаков (Тоби), Сергей Мельников (Марвин), Марина Бабошина (Мэрилин) на сей раз отправляются не в ставшую привычной (и почти родной) Ирландию, а в США, — с тем, чтобы поглумиться над политкорректностью и голливудским глянцем, развенчать мифы и стереотипы и открыть глубину человеческого страдания, одиночества и просто невероятной жажды любви и понимания. МакДонах демонстрирует тончайшее чувствование психологии и национального характера американцев, доказывая, что его пятилетнее молчание было не творческим кризисом, а затишьем перед бурей (к слову, «Однорукий» уже стал бродвейской сенсацией 2010 года). Тем сложнее была художественная задача, стоявшая перед театром «У Моста», — представить этот мир во всех мельчайших деталях, с его вкусами и запахами, мелодиями и звуками, заставить нас поверить, что мы то ли в американской провинции, то ли на съемочной площадке в Голливуде. Декорация В. Аверкиева с блеском выполняет эту задачу: если вы не обнаруживаете себя сидящими в номере американского отеля уже на пятой минуте спектакля — то у вас серьезные проблемы со зрением и воображением. Потрясающая декорация — просто невероятно подробная, живая, дышащая — этот «номер» будет то аттракционом, то склепом, то таинственным, то знакомым. У МакДонаха место действия — что поле боя, и то, что выстроено на сцене, именно таковым и является. У этого пространства ощутимое энергетическое облако. В сочетании со знанием реалий страны, культуры и быта (к постановке был привлечен консультант-переводчик, живущий в США и России, — В. Комендант, он же эксклюзивно предоставил театру написанную им в Америке песню «Goodbye New York» — она звучит в спектакле) — вариант беспроигрышный.
Посмотрев версии макдонаховских пьес в Москве и за рубежом, убедился — никто не читает его так, как Сергей Федотов. Его МакДонах — больше, чем МакДонах, если угодно. Если на Западе и в Москве главенствуют эпатаж, эффект, аффект и физиологические подробности, то в интерпретации «У Моста» мы всегда обнаруживаем такие глубины понимания текста и его проблематики, что роднят его с произведениями Достоевского, Ибсена, Шекспира, превращая в уникальный и современный мультижанровый сплав. Это и реализм и абсурд одновременно, здесь тонкость и гротеск, здесь комедия и драма, трагедия и фарс — и всё органично. Пермскому зрителю несказанно повезло — ему открыт поистине бездонный мир, а не плоская пародия на Квентина Тарантино и Гая Ричи — так часто видят Мартина МакДонаха в нашей столице и, порой, на его родине.

Актерская игра Ивана Маленьких — это новая покоренная им вершина. В его прочтении Кармайкл уже не карикатурный маньяк, а страдающий и уставший от жизни мученик, смертельно опасный и столь же смертельно обаятельный одновременно. Виктор Шестаков справился с чрезвычайно сложной задачей (не ставшей самоцелью при этом!) — сыграл представителя другой расы и субкультуры — афроамериканца — очень точно пластически и вокально, комично, трогательно, иронично и тактично — замечательная работа. Марина Бабошина, чья героиня Мэрилин является, так сказать, хрестоматийной «блондинкой» (если вы понимаете, о чем я) тоже неожиданно предстает славным и наивным человеком, то напуганным, то отчаянно смелым и главное — любящим. Портье — фигура комическая столь же, сколь и мистическая — один из главных «козырей» в колоде спектакля. Любители эстетики и художественного кредо «У Моста» оценят тот вес и эффект, который придает яркая игра Сергея Мельникова и его персонажу, и постановке в целом. В нем и шаман, и шут, и бес, и простак, зловещее и доброе.

Гомерический хохот и звенящая тишина — две полярные ноты, дающие колоссальную амплитуду зрительской реакции. Плюс — пир для последующих размышлений (если вы к ним готовы).

Что ж, психологический комикс... Психологический — однозначно, но комикс ли? Смею утверждать, что картина, написанная С. Федотовым и его соратниками, во всех подробностях, с размахом и богатством театральной палитры — это все же полотно, а не комикс. Это преодоление жанровых рамок (вновь) и выход в какое-то уникальное новое пространство. Такая многослойность и живость дают надежду на то, что, как говорят там, у них, — the best is yet to come — дальше будет еще лучше! Спектакль необходимо смотреть.


Константин ВАСИЛЬЕВ

«Дело Ко» № 6 (219) от 12 апреля 2011 г.