Театр у моста - 2010

2010


30.04.2010 «Золотая маска» заждалась пермяков

В Москве на церемонии вручения «Золотой Маски» присутствовавшие режиссеры, актеры, художники с замиранием сердца следили за вскрыванием конвертов. Триумф у москвичей, скромные победы у питерцев. И как никогда отмечены музыкальные театры Перми.

Лично я, приклеившись к телеэкрану в ночь с 16 на 17 апреля, очень болела за пермский театр «У Моста», который возглавляет режиссер Сергей Федотов. Его спектакль «Калека с Инишмана» по пьесе Макдонаха посмотрела в Питере, прежде чем театр повез постановку на фестиваль в Москву. Любопытный и необычный по драматургии, хорошо сыгранный, глубокий и трогательный спектакль. Таких бурных оваций, которые устроили пермякам питерцы, и припомнить-то за последнее время трудно.

«Калека с Инишмана» был представлен в трех номинациях на «Маску», но, увы, как почти везде, обошли москвичи. Возникло ощущение несправедливости и обиды. ...И все же чудеса случаются. Во время церемонии вышел председатель жюри, ректор школы-студии МХТ им. А. П. Чехова Анатолий Смелянский и восстановил справедливость, сказав о том, что есть в России «театр с потрясающим репертуаром, театр, который на протяжении двух десятилетий занимается русской и мировой классикой, который ставит самые сложные пьесы мирового репертуара, и представляет часто актеров прекрасных. Этот театр — художественное явление, некий маяк, театр, который, оказывается, даже находясь на периферии, может жить достойно, осознанно, осмысленно и художественно — это пермский театр „У Моста“!». После этих слов Смелянский вручил специальный приз жюри «Золотую Маску» Сергею Федотову. «После чего вспыхнула нешуточная авация».

Кредо Федотова — быть первым. Где бы ни появлялся этот человек, он всюду открывал театры — распределили после института искусств в городок Нытву Пермской области — открыл там театральную студию, послали служить в армию — создал первый в России солдатский театр. Начав в 1988 году преподавать в Пермском институте искусств, не успокоился, взял и открыл в ДК Телефонного завода первый в нашей стране, а может и в мире Мистический театр. А так как Дворец стоял у самого моста через Каму, то и название театр получил «У Моста». Мистическим Федотов называл свой театр потому, что ему интересно изучать неизведанное, загадочное, инфернальное. Берет для постановок Булгакова, Гоголя, Андреева, Достоевского, Шекспира, Стокера.

Никакая не Москва и не Петербург открыли для русской сцены ирландского драматурга Мартина МакДонаха, это сделал пермяк Сергей Федотов. Он рассказал, что увидев в Праге спектакль «Сиротливый Запад» в исполнении театра «Чиногерни клуб», он был в буквальном смысле потрясен простотой и одновременно необычайной пронзительностью, парадоксальностью и вместе с тем тонким психологизмом пьесы. После чего решил и сам взяться за МакДонаха. Начал с «Сиротливого Запада», дальше последовали «Череп из Коннемары» и «Красавица из Линена», и последняя премьера — «Калека с Инишмана». Самое поразительное, что каждый из этих спектаклей ставился практически за десять-пятнадцать дней! Но после каждой премьеры театр обязательно продолжает репетиции и работает над спектаклем в процессе показа его зрителям. А после каждого представления всегда следует подробный и взыскательный разбор спектакля с актерами. Это правило существует с основания театра. Может быть, потому знаменитая «Панночка» по пьесе Нины Садур идет уже двадцать лет и до сих пор воспринимается зрителем очень живо, хотя сыграна уже более двух тысяч раз!

Сергей Федотов в своей работе идет по линии изучения театральных систем Михаила Чехова и Ежи Гротовского, пытаясь объединить их с теорией театра жестокости Антонена Арто. Очень часто получаются результаты, удивляющие театральных критиков и режиссеров — постановки выходят парадоксальными, глубокими, многогранными, взрывными. Главный секрет достижения этих удивительных результатов заключается, как ни просто это звучит, в коллективной работе над постановкой, актеры вместе с режиссером погружаются в материал, тщательно изучают мотивы, жизнь и быт персонажей, природу чувств данного автора и в итоге зрители попадают в единый с ними поток, новое энергетическое пространство. Пространство, которое подчиняется только своей жесткой логике и законам, где нельзя искажать ни жанровую составляющую, ни уникальную интонацию автора.

После Федотова Макдонаха стали ставить повсюду, будто шлюз открылся, в «Сатириконе» — Константин Райкин, в МХТ — Кирилл Серебренников, в питерском «Приюте комедианта» — Антон Коваленко. Только что прошла премьера «Сиротливого Запада» в Комиссаржевке Виктора Крамера. При этом до сих пор существует мнение театральных критиков, что пока кроме Федотова и его театра в России еще никому не удалось раскрыть секрет проникновения в ткань драматургии таинственного ирландца.

...И все же — нет пророка в своем отечестве. Получая «Золотую Маску», Федотов не без горечи отметил, что ему надо было поставить десять спектаклей в Праге, чтобы стать Лауреатом Национальной премии Чехии, и поставить больше ста спектаклей в России, чтобы удостоиться «Золотой Маски» на Родине. Дело, конечно, тут не в количестве, а в том, с каким большим трудом порой в нашей стране признают отечественные таланты, причём мгновенно провозглашают гениальными зарубежных деятелей.



Елена Добрякова

Газета «Невское время»