Театр у моста - 2010

2010


14.04.2010 Сергей Федотов: главное — показать автора, а не себя

Пермский театр «У моста» привез на «Золотую маску» спектакль «Калека с Инишмана». Режиссер поведал Metro о мистике и современном театре.

Сергей Федотов первым в России обратился к Мартину МакДонаху, ирландскому писателю, которого сейчас называют одним из главных драматургов нашего времени. Постановка «Калека с Инишмана» представлена в трех номинациях «Золотой маски»: «Лучший спектакль», «Лучший режиссер», «Лучшая мужская роль».

Вы во второй раз участвуете в «Золотой маске» и снова с постановкой по МакДонаху...

— Театр «У моста» последние четыре года досконально работал над МакДонахом. Пять лет назад, когда мы поставили «Сиротливый Запад», о МакДонахе у нас в стране в принципе не знали. Теперь же нам постоянно звонят, просят наши переводы, наработки по автору.

То есть ключ к МакДонаху есть пока только у вас?

— Так говорят критики. (Смеется.) МакДонах — фигура загадочная. Сейчас настоящий бум на него. Кто-то решает его как цирк или комедию, или триллер, как у Серебренникова в «Человеке-подушке». Мой ключ — в доскональной достоверности. Мы даже специально ездили на остров Инишман, откуда привезли много вещей для спектакля.

Почему ваш театр именуют мистическим?

— 20 лет театр «У моста» ставил мистическую классику: Гоголя, Булгакова, Достоевского. Мы научились взаимодействовать с разными потусторонними мирами, которые очень сильны и у МакДонаха.

Этот мир к вам благосклонен?

— Странности случаются. Так, на премьере «Мастера и Маргариты» зрители утверждали, что слышали упыря с крыши. А когда до премьеры я рассказывал журналистам о знаках Булгакова, в оконное стекло с огромной силой врезался ястреб... Мы верим в эти силы, уважаем их, но никогда не заигрываем с ними, поэтому все хорошо.

Что для вас хороший современный спектакль?

— Хороший спектакль — это попадание в автора, не использование разных придумок, чтобы показать себя, а изучение драматурга. Кроме того, сейчас практически исчезло понятие театра-дома со своей эстетикой. Это было у Эфроса, Товстоногова, а осталось разве что у Фоменко, Женовача.


Виктория Мельникова

Газета «METRO International»

Пермский театр «У моста» привез на «Золотую маску» спектакль «Калека с Инишмана». Режиссер поведал Metro о мистике и современном театре.

Сергей Федотов первым в России обратился к Мартину МакДонаху, ирландскому писателю, которого сейчас называют одним из главных драматургов нашего времени. Постановка «Калека с Инишмана» представлена в трех номинациях «Золотой маски»: «Лучший спектакль», «Лучший режиссер», «Лучшая мужская роль».

Вы во второй раз участвуете в «Золотой маске» и снова с постановкой по МакДонаху...

— Театр «У моста» последние четыре года досконально работал над МакДонахом. Пять лет назад, когда мы поставили «Сиротливый Запад», о МакДонахе у нас в стране в принципе не знали. Теперь же нам постоянно звонят, просят наши переводы, наработки по автору.

То есть ключ к МакДонаху есть пока только у вас?

— Так говорят критики. (Смеется.) МакДонах — фигура загадочная. Сейчас настоящий бум на него. Кто-то решает его как цирк или комедию, или триллер, как у Серебренникова в «Человеке-подушке». Мой ключ — в доскональной достоверности. Мы даже специально ездили на остров Инишман, откуда привезли много вещей для спектакля.

Почему ваш театр именуют мистическим?

— 20 лет театр «У моста» ставил мистическую классику: Гоголя, Булгакова, Достоевского. Мы научились взаимодействовать с разными потусторонними мирами, которые очень сильны и у МакДонаха.

Этот мир к вам благосклонен?

— Странности случаются. Так, на премьере «Мастера и Маргариты» зрители утверждали, что слышали упыря с крыши. А когда до премьеры я рассказывал журналистам о знаках Булгакова, в оконное стекло с огромной силой врезался ястреб... Мы верим в эти силы, уважаем их, но никогда не заигрываем с ними, поэтому все хорошо.

Что для вас хороший современный спектакль?

— Хороший спектакль — это попадание в автора, не использование разных придумок, чтобы показать себя, а изучение драматурга. Кроме того, сейчас практически исчезло понятие театра-дома со своей эстетикой. Это было у Эфроса, Товстоногова, а осталось разве что у Фоменко, Женовача.


Виктория Мельникова

Газета «METRO International»