Театр у моста - 2009

2009


28.08.2009 Причудливый Гоголь

Сергей Федотов уже получал на одном из театральных фестивалей приз «За расшинеливание «Женитьбы», и в этот раз в начале сезона этому загадочному процессу Мастер подверг еще один хрестоматийный гоголевский текст — комедию «Ревизор».

Режиссерское намерение как всегда смелое — оживить всем известных персонажей и историю, обросшую диким количеством штампов, сценических прочтений и интерпретаций. И как ни странно в Театре «У Моста» это чудо возможно. Возможно благодаря особому методу — способности к проживанию атмосферы и нематериальных смыслов, спрятанных в тексте. Для Гоголя, как и для Федотова — секрет «Ревизора» — в персонажах и актерах, в энергии страха и всенарастающей мистики.

Мостовцы как всегда сочинили своего «Ревизора» с большим пиететом к автору и его бесчисленным комментариям по поводу свой комедии. Атмосфера странности и предчувствия необъяснимого события изначально присутствует на сцене: в полной темноте появляются огоньки сигарет, нервно выкуриваемых слоняющимися по гостиной городничего (И. Маленьких) чиновниками. После это напряжение взорвется секундным появлением в дверном проеме городничего с горящей бумагой на подносе, исчезающего и появляющегося уже с левой стороны сцены, чтобы начать известный всем рассказ о пренеприятном известии и сне о черных крысах.

Слова и интонации городничего, измученного головной болью, мыслями и предчувствиями еще больше остраняют и без того «причудливый» мир уездного города, в котором у каждого жителя свой пунктик: гуси, борзые, гримасы, водочно-луковый запах — одним словом, всякая немыслимая дрянь. При этом создается впечатление, что типажи, разгуливающие по сцене и так раздражающие городничего, отчаянно пытающегося хоть как-то привести все в божеский вид, это не самое страшное и абсурдное явление этого мира... Вот купечество смущает Антона Антоновича еще больше — хитрый Сергей Федотов позже «подбросит» бедному городничему купцов-татар, способных ошарашить даже Хлестакова своими уморительно быстрыми речами на чуднОм языке и засыпать его кучей вещей: подносиками, веревочками, сахарком, бочками, фруктами — все тем хламом, который вместе с непутевыми жителями города несчастный городничий как будто хочет попрятать от Ревизора. Впрочем, в гостиной самого городничего тоже все некстати — греческие колонны сочетаются с любимым охотничьим украшательством — лосинными рогами. Не только сценография, но и мизансценическое решение спектакля Федотова дразнит зрителей намеками на тот подразумеваемый за сценой мир, из которого в окно дома вваливаются как будто бы глухонемые, но при этом мимически бесподобно выразительные слуги (В. Проскурина). И остается только догадываться по живописным рассказам чиновников, какие еще «чудеса природы» живут там за окном. Спектакль сохраняет это ощущение подразумеваемой гоголевской фантастики, готовой в любую секунду материализоваться в пространстве сцены.

Неслучайно, в это же окно «потустороннее» окно шагает дальновидный Осип (А. Молянов) и уплывает Хлестаков (П. Коровин), пролетевший по городу как легкий сон и наваждение. Хлестаков в прочтении «У Моста» похож на озорного мальчика-лицеиста, увлекающегося собственным сочинительским вдохновением и готового вовлечь в игру всех и вся. Только такой карнавально свободный, воздушный и неуловимый Хлестаков способен обнаружить мертвенность и автоматизм жителей уездного города, подавшихся ложным грезам о чинах и столичных прелестях. Именно поэтому гоголевская немая сцена в варианте Сергея Федотова продляется бегством фантомных чиновников, переползающих через стены дома городничего в мистику внесценического мира.

Тонкий, умный, объемный в подробностях и мелочах, абсолютно гоголевский по интонации, мостовский «Ревизор» демонстрирует поразительное чувство меры и гармонии режиссера и актеров, умеющих даже в самой увлекательном процессе сочинительства оставаться в границах авторского мира.

 

«Капитал», 28 августа 2009 г.