Театр у моста - 2009

2009


15.12.2009 Из открытого фестивального обсуждения спектакля "Детектор лжи" ("Коляда-plays")

По мнению Павла Руднева, театрального критика, арт-директора Центра им. В.Э. Мейерхольда, Театр «У Моста» и его открытия в области парадоксального макдонаховского стиля помогли совершенно по-особенному, тонко и оригинально прочитать и современную российскую драму. Открыть магию бытовой реальности.

Павел Руднев:

Особая притягательность Театра «У моста» состоит, на мой взгляд, в том, что он совершает фантастический путь, повторяет и проясняет эволюцию российского театра по отношению к современной зарубежной драматургии. И это совершенно логично, что именно этот театр ставит текст Сигарева, ведь сегодня абсолютно ясно, что макдонахизация репертуара российских театров, начатая Театром «У Моста», развернула махину новой драмы. Остранение в сторону ирландских чудаков помогло осознать современного героя. МакДонах позволил нам почувствовать его интонацию, его странность, он дал нам ясность в ощущении густоты современного бытия, ощущении реальности, которое к нам приходило очень сложно. МакДонах помог понять, что современный повседневный быт с такой степенью густоты может стать предметом искусства. И все те принципы, которые Сергей Федотов выработал в постановках МакДонаха, помогли ему открыть и текст Сигарева. Это самое ценное ощущение от спектакля...

Сценографическая густота и почти «музейная» «вещественность» — это очень точный ключ, который театр подобрал для «Детектора лжи». Точная актерская синкопированная игра превращает известное и привычное существование в инфернальное присутствие на сцене. Ведь в воссозданном на сцене полусоветском быту есть что-то заветное, то, что усыпляет мозг героев и взрывает мозг зрителей. Мы видим, что их реальность ощутима, тактильна, она чересчур явственна, бытийственна, этнографична и поэтому инфернальна.

Еще одна ценность спектакля заключается в особом ансамблевом принципе игры «мостовцев», в их умении перевоплощаться в кого угодно. Ведь как не монтируй артистов Театра «У Моста», все равно будет тот же чудесный эффект. И даже если бы Иван Маленьких играл в «Детекторе лжи» женскую роль, возникло бы ощущение того, что артисты подходят друг другу как детальки сложного конструктора «Лего», которые можно складывать и так, и сяк — и все равно построится идеальное целое... Потрясает их способность отражать друг друга, чувствовать, реагировать, проживать, мгновенно отыгрывать оценку, одним словом, делать все то, из чего и складывается потрясающая, жизненная «физиология» спектакля. Она поразительна. От того, что герои спектакля не представители интеллигенции, а «люди из народа», все происходящее превращается в хорошем смысле в игру «В мире животных», в разглядывание анатомии личность. Это прекрасно выражает первая сцена: Боря Бызов (В. Ильин), сидящий в кресле и не желающий никакого спектрального анализа, думает только о том, что лучше пережить это испытание, только чтобы баба не орала. Но удивительно, что все это выражается не в лице, не в мимике, а в ногах, которые выписывают кренделя, калачики. А в движении кривых пальцев ног проигрывается все противоречивые чувства, проживаемые этим героем: и волнение, и ненависть, и все-все... Ансамбль важен еще и потому, что благодаря этой сложной игре ты понимаешь, что для этих двух людей все происходящее является игрой Коломбины и Пьеро, в которой нет ничего подлинно опасного. Они играют игру «Кто кого пересобачит», «Кто кого перехреначит» — и только Гипнотизеру все это кажется опасным...

Постановки этой сигаревской пьесы я смотрю уже 8 или 10 раз, но только в спектакле Федотова есть горечь... Современный театр вообще очень плохо воспринял «Детектор лжи», он принял ее как антрепризную, гастрольную, и ее ставили пошло, вульгарно, с туалетными шутками. Но только в Театре «У Моста» эта история стала житейски подробной, живой, грустной и невероятно смешной. Только «У Моста» удалось сыграть все пласты этой неразгаданной пьесы. Ведь в мотивациях поведения жены и мужа есть указание на то, что они хотят разобраться в ситуации, в своей жизни. Даже не отдавая себе отчета герои хотят понять, что же с ними происходит, почему они находятся в состоянии вечной войны. Даже на физиологическом уровне к ним приходит ощущение неправильности бытия, но сделать с этим они ничего не могут. Человек, который к ним приходит, воспринимается как Спаситель. Роль гипнотизера выполнена, на мой взгляд, очень точно, найден баланс между механикой его работы и жизнью, между моментами, когда он робот, медиум, а когда он человек, который пришел сюда с миссией. В программке написано: гипнотизер «со склонностью к донкихотству», и театр это, действительно, зацепил этот противоречивый характер... Для России это вообще вечная тема — интеллигенция, которая в любой самой безнадежной ситуации пытается держать прямую спину и остается мерилом правильности жизни.