Театр у моста - 2009

2009


09.10.2009 Эпоха людоедов

В театре «У моста» — премьера спектакля «Две стрелы»: философская притча с детективным сюжетом из повседневной жизни людей каменного века.

Остроумная пьеса-притча Александра Володина «Две стрелы» для российских театров всегда оказывалась про­веркой на прочность — она проявляла вопиющую режиссер­скую и актерскую спекуляцию. Чаще всего можно увидеть откровенно антрепризные постановки, где актеры впадают в грубый комизм, искусственно форсируют звук голоса, якобы имитирующего древних первобытных людей. Или что еще хуже — раскрашивание притчи в пафосную и претенциозную историю с банальной моралью в финале.

Пьеса «Две стрелы» Александра Володина, кстати, автора сценария одного из лучших фильмов Георгия Данелия «Осенний марафон», стала поворотной в его твор­честве. До середины шестидесятых герои его пьес — обыч­ные люди, взять хотя бы Зою и Ильина из «Пяти вечеров», экранизированных Никитой Михалковым. В советском театре Володин вообще был одним из немногих, кто от пьесы к пьесе доказывал право человека на частную жизнь, личные привязанности, одиночество, говорил о слабости и непонимании со стороны других.

Начиная с пьесы «Две стрелы», Володин переходит к жанру притчи. Сюжет, как мы помним по невероятно скуч­ному фильму Аллы Суриковой, довольно прост. В каменном веке в племени первобытных людей совершено подлое убийство, которое внесло смуту в их нормальную жизнь. Персонаж Длинный должен был выступить на совете пле­мени, но получил две стрелы в спину. Главе рода нужно найти виновного. Подозрение падает на Ушастого, худож­ника и мечтателя, странного для того времени человека.

В версии Сергея Федотова параллельно с детектив­ным сюжетом о поиске убийцы выстраивается целая исто­рия о рождении театра. Каждое движение, мелкий жест первобытных чудаков, каждый мимический образ, каждая реакция персонажей на происходящее становятся на сцене настоящим событием. Сценическая подробность мостовских «Двух стрел» увлекает, втягивает, заставляет зрите­лей превратиться в таких же наивных древних людей, чут­ко переживающих каждое явление в мире.

Если в предыдущих премьерах режиссер, легко играя с приметами ирландского мира, советскими реалиями, украинским колоритом, совершил невероятный прорыв, то в «Двух стрелах» им задан новый предел, за которым открылась перспектива режиссуры и актерской техники, рождающейся из редкого умения со вкусом наслаждаться «геном театральности» любого, даже самого бытового, сце­нического жеста.

 

Георгий Ютов

«Деловое Прикамье», 9 октября 2009 г.