Театр у моста - 2009

2009


13.10.2009 И ожил первобытный век...

Новая премьера в Театре «У Моста» — «Две стрелы» по пьесе А. Володина — по-настоящему открыла творческие тайны театра, о котором критики и журналисты не устают писать как об одном из редких примеров живого искусства, живой атмосферы. И если малонаселенные постановки Сергея Федотова поражают силой воздействия психологической правды на зрителя, то на этот раз зрители, пришедшие на спектакль, пережили шок.

Это и восторг от увиденного правдоподобного Первобытного Века, и необъяснимый страх оттого, что вдруг появившиеся на сцене люди забудут о принципе четвертой стены и ворвутся в зрительный зал со своей дикой энергией, всепоглощающими движениями и интонациями. Или, более того, что ты сам, забывшись, как под гипнозом, окажешься на сцене в шкурах с куском мяса в руках...

Спектакль «Две стрелы» по силе воздействия и умению просто и откровенно со сцены говорить об истинах и вечных смыслах напомнит легендарного мостовского «Зверя», в котором Театр С.Федотова открыл новые возможности техники актерской игры. В новом спектакле это открытие усилено и умножено: зрители наблюдают настоящее чудо погружения в сознание наивных героев, сыграть которых современный театр, цинично искушенный холодной эстетикой, зачастую уже неспособен.

 Остроумная пьеса-притча А. Володина «Две стрелы» для российских театров, как ни странно, всегда оказывалась страшным экзаменом, на котором проявлялись вопиющие режиссерские и актерские спекуляции. Чаще всего можно было увидеть откровенно антрепризные постановки этой пьесы, где актеры впадают в простой и грубый комизм, искусственное форсирование голосом, якобы имитирующим древних первобытных людей... Или, что еще хуже, — театр раскрашивал эту историю в пафосную и претенциозную историю с банальной моралью в финале.

Премьера Театра «У Моста» нарушила эту «дурную бесконечность» и продемонстрировала в очередной раз удивительное умение этого Театра понимать законы авторского мышления. Сценически непростая пьеса «Две стрелы» воплотилась в целостном, эмоционально сложном и по-театральному «вкусном» действии.

 В версии Сергея Федотова параллельно с детективным сюжетом о поиске убийцы выстраивается целая история о рождении театра. Каждое движение, мелкий жест первобытных чудаков, каждый мимический образ, каждая реакция персонажей на происходящее становятся на сцене настоящим событием. Сценическая подробность мостовских «Двух стрел» увлекает, втягивает, заставляет превратиться зрителей в таких же наивных древних людей, чутко переживающих каждое явление в мире. И в этом смысле режиссер Федотов открывает Театр заново, как будто впервые позволяет пережить Театральное Чудо, Великую Игру между реальностью и вымыслом. Зрители на премьере жадно, с голодной завистью наблюдали, как дикари делят настоящее мясо. Ритмы первобытной речи, странность и архаичность их голосов приблизили сидящих в зале к загадкам древнего мышления, к тому, с какой силой эти герои способны проявлять свою нежность и жестокость. Эта увлеченность Театра «У Моста» предельной разработанностью абсолютно всех составляющих спектакля, созданием достоверной, узнаваемой среды удивляет больше всего. И если в предыдущих премьерах режиссер, легко играя приметами ирландского мира, советскими реалиями, украинским колоритом и т.д., совершил невероятный прорыв, то в «Двух стрелах» им задан новый предел, за которым отрылась перспектива режиссуры и актерской техники, рождающейся из редкого умения со вкусом наслаждаться «геном театральности» любого, даже самого бытового сценического жеста.

С другой стороны, такой акцент на психофизике театрального действия в «Двух стрелах» вдруг сделал очевидным то, что современный театр совсем разучился выстраивать партитуру актерского движения, способную точно передать то, как тело и внутреннее «я» героя ощущают себя в мире. В спектакле Федотова переживание враждебности окружающего пространства, его необъятности и бесконечности буквально переживается кожей, и не только актерами, но и зрителями. Для современного человека, приученного к виртуальным, холодным эффектам цифрового мира, это настоящее потрясение, и может быть, какое-то страшное напоминание...

Сергей Федотов запустил в зрительный зал такое количество энергетических стрел, что все сидящие по ту сторону сцены задышали с героями истории Володина в одном ритме, напряженно следя за всеми действиями каждого жителя племени, до смеха и слез похожего на наше. Так сцена «У Моста» впустила в себя племя первобытных людей, в котором произошло убийство, нарушившее течение обычной жизни.

 

Анастасия Иванова

«Дело и Ко», 13 октября 2009 г.