Театр у моста - 2009

2009


27.08.2009 Парадоксальность мистического «Ревизора»

20 августа состоялось открытие XXII сезона Пермского театра «У Моста». На суд зрителя была представлена постановка Сергея Федотова «Ревизор».

«Мостовцы» в который раз подтвердили свое пристрастное отношение к великому классику русской литературы. Уже много лет прочное место в репертуаре театра занимают «Игроки», «Женитьба», «Вечера на хуторе близ Диканьки», а легендарная «Панночка», поставленная по мотивам повести Н.В. Гоголя «Вий», стала своеобразной визитной карточкой театра...

В нескольких штрихах воссоздадим сценическое пространство «Ревизора». Кажется, всю сцену занимает дом городничего, в котором, собственно, и происходит действие. В самой глубине — на арьерсцене — находится вход в этот дом. Примечательно то, что и обстановка, и декорации, и костюмы в точности соответствуют воспроизводимой эпохе. Прорисовывается оригинальная символика постановки: порядочные люди, как и полагается, попадают в дом через парадный подъезд, а Хлестаков — из импровизированного "пристройчика«-трактирчика, расположенного в левой части авансцены. Причем, в трактирчике обозначено лишь место Хлестакова, сооруженное ярусом над входом на кухню. Даже таким, казалось бы, малопримечательным штрихом подчеркивается эфемерность персонажа. Хлестаков, как говорит сам Гоголь, «один из тех людей, которых в канцеляриях называют пустейшими». Сыграть роль главного героя, на образе которого строится пьеса, и при этом показать его внутреннюю «пустышность», — задача отнюдь не из легких. Однако Павел Коровин справился с ней блестяще!

Хлестаков — «человек-фитюлька» (как видел его Гоголь), ничего из себя не представляющий, разве что одетый в дорогой столичный костюм, по замыслу режиссера обладает каким-то непостижимым, почти мистическим шармом, притягивающим и очаровывающим зрителя. Парадоксальность федотовского ревизора в его особенной непринужденности, раскованности, естественности. Хлестаков, — снова позволим себе прибегнуть к характеристике, данной своему герою Гоголем, — «говорит и действует без всякого соображения. Он не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли. Речь его отрывиста, и слова вылетают из уст его совершенно неожиданно». И далее Николай Васильевич заключает: «чем более исполняющий эту роль покажет чистосердечия и простоты, тем более он выиграет». Воистину «чистосердечие и простота» в виртуозном исполнении Павла Коровина задавали тон всему спектаклю. Городничий (роль которого весьма харизматично сыграл Иван Маленьких), и тот не может устоять перед простодушной обворожительностью столичного пройдохи.

Постановка целиком построена на движении персонажей. Или, выражаясь языком литературоведения, развитие сюжета происходит на таком взаимодействии образов, когда «миры героев вступают в событийные взаимоотношения друг с другом» (М.М. Бахтин). Получается, сюжетом движет герой, и его личностное развитие определяет целостную картину разыгрываемого на сцене действия. В этой связи необходимо отметить четко отлаженную систему образов. Жена и дочь городничего противоборствуют друг с другом, хотя внутренне они неразличимы. Яркая игра Марины Шиловой (Анна Андреевна — жена) и Марии Сигаль (Марья Антоновна — дочь) оживляет мрачную, подавленную атмосферу, царящую среди уездных чиновников.

Живо, увлекательно, индивидуально сыграны образы власть имущих: местный вольнодумец, дискутирующий о сотворении мира, судья Ляпкин-Тяпкин (Владимир Ильин); становящийся в зависимости от обстоятельств то выше, то ниже ростом попечитель богоугодных заведений Земляника (Анатолий Жуков); весьма приветливый, но не знающий русской речи уездный лекарь Гибнер (Николай Минералов); любопытно-болтливый, подобострастный и до дрожи напуганный почтмейстер Шпекин (Сергей Холкин); наконец, городские помещики Добчинский (Василий Скиданов) и Бобчинский (Артем Колзин) — неразлучные и неразличимые в своем словоблудии, глупости и самолюбовании...

Весьма занимательна сцена, когда гоголевские купцы (в спектакле они представлены колоритными торговцами-татарами), поспешили жаловаться Хлестакову на городничего. Сцена начинается с того, что торговцы, плохо изъясняющиеся по-русски, вламываются в дом городничего, где их принимает Хлестаков. Торговцы преподносят мнимому ревизору всевозможные дары — «от парчи до бахчи» — и просят защитить их от самоуправства городничего. Хлестаков же расценивает дары как «взятку», но при этом у каждого из пришедших просит денег «в долг» и обещает непременно навести порядок. С таким оригинальным режиссерским замыслом превосходно справились молодые актеры, недавно пришедшие в театр — Филюс Мухаметов, Валентин Ищенко, Илья Белов.

Из всего сказанного с полной уверенностью можно заключить, что театру «У Моста» удалось максимально следовать гоголевскому замыслу. В сущности, персонажи пьесы — отрицательные герои, однако каждый из них по-своему обворожителен, способен вызвать чувство симпатии, сострадания, любви. Они одновременно комичны и трагичны, грозны и беззащитны. Нет, Гоголь не заворовавшихся чиновников изобразил, а нас самих. Именно, нас самих!! Наши пороки и слабости, которые мы так любим и лелеем в себе. В этом, как мне кажется, главный секрет, главный магнит драматургии Н.В. Гоголя, очень тонко подмеченный и бережно донесенный до зрителя Пермским театром «У Моста».

 

Анатолий Касьянов, кандидат филологических наук

август, 2009