Театр у моста - 2009

2009


20.08.2009 Найти ключ к Гоголю

Театр «У Моста» открывает новый XXII театральный сезон очередным обращением к вечному автору — спектаклем «Ревизор»...

Обращение режиссера к клас­сике — всегда огромный риск. Как не уйти от прочтения автора в самопрезентацию и как не ска­титься до читки хрестоматийного текста по ролям — вопрос вопро­сов. Но в пермском театре «У Моста» рисковать не боятся и вот уже который год демонстрируют, что имя Николая Гоголя — такой же объект притяжения, как имена Шекспира, Булгакова или Мак-Донаха.левских шедевра, Сергей Федотов открывает новый XXIIтеатраль­ный сезон очередным обращени­ем к вечному автору — спектаклем «Ревизор». Все дело в том, что уникальный ключ к пониманию Гоголя в театре уже найден — это мистический реализм. «Мостовские» спектакли по Гоголю могут быть и трагическими, и комиче­скими, но одно в них неизменно -атмосфера инфернальности.

Но примечательно, что в «Реви­зоре» найден принципиально иной способ выражения гоголевской мистики. Если «Панночка» и «Вечера на хуторе близ Диканьки» — это атмосфера украинской ночи с непосредственным вмеша­тельством потусторонних сил, а «Игроки» — пространство игры, рока, случая, то с «Ревизором» все сложнее. Сергей Федотов легко выходит за рамки прочтения этого гоголевского текста как остросоциальной комедии о чиновниках-взяточниках. Хотя яркие, мастер­ски сыгранные гротескные обра­зы в спектакле присутствуют. Но несмотря на внешнюю комедийность и классический инте­рьер, на сцене создается настоя­щее царство пустоты и миражности. Эпицентром его становится Хлестаков — совсем юный, хруп­кий, почти парящий по жизни в собственной легкости. Но именно через него, абсолютно никчемного пустышку и фигляра, в город N просачивается ирреальное, а пото­му страшное. И этот авторский шифр к Гоголю блестяще переда­ется даже в особенностях актер­ской пластики. В какие-то моменты создается впечатление, будто тело героя уже неподвластно само себе, что он является лишь марио­неткой в руках темных сил. Инте­ресно, что это присутствие Иного в спектакле ощутимо и в, каза­лось бы, абсолютно бытовых сце­нах. Например, совершенно фан­тастичны жесты и мимика Хле­стакова, когда он флиртует одно­временно с Анной Андреевной и Марьей Антоновной. Сам того не осознавая, герой уже не хитрит, не играет, а становится жертвой собственной шутки, искренне влю­бляясь и в ту и в другую.

Постоянное ощущение мистиче­ского в «Ревизоре» очень удач­но проявляется в сценографии. Например, в знаменитой немой сцене, которую Сергей Федотов поставил совершенно новаторски. Гоголевская статичность и окаме­нелость персонажей заменяется фантастическим движением всего и вся. Яркий парадный свет превра­щается в холодную синюю дымку, а предметы уютного мещанского быта теряются в захлестнувшем сцену пространстве ирреального. Так же легко исчезают, букваль­но просачиваясь через стены дома Городничего, чиновники, а Хлеста­ков, подобно гоголевской нечисти, улетает в окно. Эта режиссерская игра с материей и ее зыбкостью приводит к тому, что данный в сце­нографических сверхподробностях провинциальный город становит­ся городом универсальным, горо­дом вообще. Здесь-то и начинают­ся авторско-режиссерские рассу­ждения о добре и зле, о человеке как таковом. По Гоголю-Федотову, он по-детски беспомощен, жалок перед необъяснимым и фантасти­ческим в мире. А оно, в свою оче­редь, призвано беспощадно обна­жать его страхи и слабости.

Но примечательно то, что при всей философичности и смысло­вой плотности спектакля он про­живается совершенно легко, как виртуозный и ненавязчивый фокус. Театру «У Моста» уда­лось открыть настоящую комедийность Гоголя, что далеко не всегда удавалось режиссерам, ставящим «Ревизора» как легкую социально-бытовую комедию с гротескными типами.

 

Анна Царевская

«Дело и К», № 19, 20 августа 2009 г.