Театр у моста - 2009

2009


19.02.2009 Ирландская сага

Получилась удивительная, трогательная, печальная и смешная история о жестокости, доброте, коварстве и самоотверженности; очень человечная комедия с сюжетной интригой, которую нельзя предугадать.

С.Федотов окунул МакДонаха в густой сценический натурализм, скрупулезно отыскивая поступкам героев убедительные психологические основания. Пермскому режиссеру удалось главное — подобрать еще один ключик к МакДонаху, найти верный тон, правила игры, обойти капканы чернушности и мелодраматизма и сохранить содержание.

Герои всё друг о друге знают, и не то чтобы изнывают без новостей, но новостью становится каждый шаг всех и каждого. Отсюда прямота и простота, которые хуже воровства. И больного церебральным параличом главного героя по этому дурному обычаю как за глаза, так и в глаза все называют калекой Билли.

Вот он ковыляет среди лачуг (своеобразие походки и привычность её — вот как люди привыкают за годы компенсировать отнятое природой и двигаются всё равно уверенно и быстро — отлично переданы актерами Сергеем Дроздовым и Василием Скидановым).

Все герои МакДонаха — эти колоритные чудища и чудики, походя оскорбляющие и изводящие друг друга, — внезапно поражают неожиданной добротой и самоотверженностью.
Девяностолетняя мать-алкоголичка (в которой неожиданно узнаёшь красавицу Галину Гринберг!), методично и хладнокровно спаиваемая собственным сыном — местным сплетником, ньюсмейкером-самоучком по прозвищу Пустозвон (замечательное исполнение блистательного Ивана Маленьких).

Привычно сквернословящая и разбивающая так же бездумно, как сердца ухажёрам, куриные яйца о лоб родного братца красотка Хелен по прозвищу Чума (Марина Бабошина). Но потом на жалкие пенсы, заработанные убийством гуся и кота, эта шалая девка купит телескоп, на котором её заторможенный братец Бартли (Анатолий Жуков) помешан не меньше, чем на дешёвых американских конфетках.

Ну и, конечно же, изумительно сыгранные тётки — Кейт (Ирина Ушакова) и Эйлин (Ирина Молянова), вырастившие сироту Билли после гибели его родителей и впадающие в кататонию при известии об его отъезде. Одна — медлительная старая дева, «вещь в себе», в трудные минуты разговаривающая с камнями, вторая — большой, толстый, недоразвитый, но добрый ребёнок, на «нервной почве» уничтожающий огромные запасы «чупа-чупсов».
Здоровенный Малыш Бобби, согласившийся вопреки предрассудкам (калека в лодке — не к добру) помочь парню с отъездом, и замотанный доктор, не забывший клятву Гиппократа и ежедневно терпеливо выполняющий свой долг, — точные, внятные, правдивые, просто «станиславские» работы Дмитрия Алмазова и Андрея Молянова.

Здесь могут прибить, но без злобы, задразнить до смерти, но без всякого злорадства. Здесь умеют любить, а жалеть ещё не научились. Но именно любовь в многослойной «упаковке» обид, непониманий, комплексов играют самозабвенно (и все — талантливо!) актёры «У Моста» в этом спектакле. Любовь к ближнему на забытом Богом острове не декларируется, но, как гримаса самого чёрного юмора, она здесь, мы убеждаемся, есть!

Каждого из этого обитателя паноптикума можно считать калекой: «пунктики», комплексы и неврозы от нереализованности, нищеты цветут здесь пышным цветом. Время от времени в качестве успокоительной пилюли кто-нибудь произносит фразу: «Да-а-а, видно, не такая уж дыра Инишмаан, раз здесь...»

Так жить нельзя?! Но они так живут, и мы не рыдаем над их судьбой, потому что... смеёмся. В «Калеке» вообще сразу видна особенная смелость и жёсткость, позволяющая смеяться там, где, кажется, не положено.

 

Маргарита Неугодова

«Пермские новости», № 7, 19 февраля 2009