Театр у моста - 2004

2004


11.02.2004 Экспертиза: «Сиротливый Запад» в театре «У Моста»

Художественный руководи­тель театра «У Моста» Сергей Федотов, несмотря на все инсинуации недругов по-пре­жнему полный творческих задумок, работал как одержи­мый и за каких-то два месяца выпустил в свет, сдержав обещание, свой новый спек­такль по пье­се ирландского драматурга Мартина МакДонаха «Сирот­ливый Запад». 13 февраля, в пятницу, в лучших мисти­ческих традициях, в театре состоится первая российская премьера, осуществленная по единственному переводу пьесы на русский язык, которую сделали специально для «У Моста». Зато предпремьера этой уникальной постанов­ки уже прошла в театре в минувшие выходные.

Мартин МакДонах — самый оригинальный ирландский дра­матург. Он молод, ему слегка за тридцать. Однако сценический де­бют его пьесы «Королева красоты» в 1996 году принес автору премию английской газеты «Ивнинг стан­дарт» в номинации «Самый многообещающий драматург» и самую престижную театральную премию США – «Тони». Зато «Сиротливый Запад» просто взорвал Европу. Этот самый культовый спектакль последних лет, облюбовав самые пафосные сценические площадки, легко завоевал даже самых взыска­тельных и избалованных театраль­ных ценителей. Свидетельством тому служат несколько призов на фестивалях в Германии, Франции и Чехии. Стоит ли говорить, что Сергей Федотов, имеющий безошибочный нюх на хорошую лите­ратуру, не мог пройти мимо такой пьесы. К тому же, как говорит сам режиссер и сценограф нового спек­такля, после многолетней работы с русской классикой захотелось попробовать себя и на зарубежном материале. К радости истинных це­нителей таланта Сергея Федотова, эксперимент, поставленный пос­ледователем творческого метода Михаила Чехова, блестяще удался, посрамив всех тех, кто глумливо каркал о его кризисе.

На первый взгляд, казалось бы, в пьесе МакДонаха нет острых кол­лизий и разветвленных сюжетных ходов. Действие разворачивается ирландской тьмутаракани, городке Линэне, где забытые Богом и людьми, живут обычные обыватели: братья Коулмен и Вэлин Конноры, католический священник Уэлш, юная Гёлин, их знакомые и соседи. Однако скука, бедность, затхлая повседневность и бессмысленность существования так разъедают души его обитателей, что статуэтки святых и новая кухонная плита начина­ют цениться дороже человеческой жизни. А сыну ничего не стоит застрелить из ружья родного отца только за то, что тот посмел насме­хаться над его прической! Словно муссируя факты криминальной хроники, герои пьесы небреж­но жонглируют именами друзей и соседей, которых либо убили «гу­манные» родственники, либо закон­чивших свои дни по собственному почину. Примечательно, что на трехчасовую постановку приходится три убийства и два самоубийства! При этом братишки сожалеют лишь о том, что на оче­редных похоронах их не угостили слоеными пирожками! Конноры, навеки скрепившие родственный союз кровью собственного отца, Коулмен (Владимир Ильин) и Вэлин (Михаил Юрченко) не знают иного языка общения, кроме как постоянные брань, потасовки и драки, которые чудом не заканчи­ваются банальной поножовщиной. Прелестная Гёлин (Элла Чудинова), торгуя спиртным, раз­вязно предлагает себя мужчинам. Кажется, нет предела безнравс­твенности и глубине падения этих людей. И только пьющий от безысходности отец Уэлш (Михаил Хоботов) как беспокойная совесть, теребит свою паству бесконечным «нытьем» о христианской любви. Но их не могут встряхнуть даже его сознательно обожженные (ради них, как крик души!) ладони. И уставший биться об эти человеческие чурки отец Уэлш, как Иисус, отдает свою жизнь за заблудших братьев, твердо веруя при этом, что только они могут даровать его душе возвращение из ада. Тут вырывается наружу мучительное отчаяние Гёлин, страстно любившей Уэлша. «Почему не моя душа, а ваша, скотская понадобилась ему?» — безумно кричит Гёлин братьям. Финал, предполагаемый МакДонахом и Федотовым, остается открытым. И только что подарена надежда на исправление Коулмена и Вэлина тут же затихает под натиском очередной порции их взаимных проклятий.

Большим плюсом можно назвать и то, что спектакль не переполнен массой лишних персонажей. Четыре действующих лица позволяют нарисовать характеры во всех деталях. Молодая, кокетливая, легкомысленная в первом действии Гёлин в исполнении Эллы Чудиновой, превращается во втором в страстную и неистово страдающую молодую женщину, способную на глубочайшие чувства. Недаром о ней говорят даже бра­тья: «Либо утопится, либо сойдет с ума». Михаил Юрченко, специально для роли сбривший свою шикарную шевелюру под «ноль», всегда был большим любимцем Мастера. И это отнюдь не предвзятость барина, про­двигающего своих. Младший брат Вэлин в исполнении Михаила, со своей фетишистской тягой к пласт­массовым статуэткам католических святых и параноидальной любовью к газовой плите, заглушающим остатки чувств к отцу и брату, вну­шает временами почти мистичес­кий ужас. Однако как безутешно «ломается» его тело и горбится спина, когда он берет в руки уши своей любимой собаки, зверски обрезанные его единоутробным братцем! Еще один экспонат жи­вого паноптикума под названием Линэне — Коулмен Коннори в ис­полнении актера «старой гвардии» Владимира Ильина. Цинизм этого молодчика, хладнокровно и в упор застрелившего своего отца, актер доводит до захватывающего дух беспредела. Герой Ильина знает, что ему все сойдет с рук, и упивает­ся этим. «Я делаю и думаю так, как хочу!» — вот его жизненное кредо. И если раньше в спектаклях Ильин, обладая безупречной дикцией и артикуляцией, по большей части резонировал, то «Сиротливый За­пад», на мой взгляд, раскрыл его как серьезного и перспективного актера.

. Прочтение пьесы Федотовым как режиссером и сценаристом не лежит на поверхности. Трудно сказать, трагедию или комедию он предложил зрителям. В «Сиротливом западе» есть все: и мудрый федотовский юмор, и его лукавая усмешка, и трезвый реализм, и бездна мучительных размышлений о повседневности с ее разрушающей психику оголтелостью и вседозво­ленностью. МакДонах в одном из интервью признался: «Я хочу писать пьесы, которые бы немного встрях­нули людей». Режиссер «Панночки» и «Мастера» поставил именно такой спектакль. Во время всего действия не покидало ощущение, что Сергей Павлович Федотов поставил спек­такль о себе, своем театре, преда­телях-актерах и нашем сиротливом городе для того, чтобы хоть чуть-чуть разбудить и встряхнуть тех, кому он отдал пятнадцать лучших лет свой творческой жизни.

Маргарита Неугодова

«Московский комсомолец в Перми», 11 февраля 2004 года.