Пермский Театр «У Моста»

Версия для слабовидящих

02.07.2018

Марина Тимашева о «Вассе» театра «У Моста» (фрагмент интервью на Радио Москвы)

Сергей Федотов – выдающийся режиссер, а театр «У Моста» – один из самых лучших театров страны. Театр совершенно уникальный и не похожий на какой-то другой. Если бы мы могли говорить о реинкарнации идеи МХТ, каким он был при Станиславском, нам пришлось бы говорить о Сергее Федотове, хотя его спектакли дышат современной жизнью. 

Сергей Федотов не только режиссер, но и сценограф. Сценическая площадка в Мелихове – большая-большая изба. Там сцены нет. И вот после спектакля люди долго не расходились. Они все как один пошли на сцену, чтобы потрогать, посмотреть, пофотографировать, просто постоять рядом с теми предметами, которые создают сценическую среду. Федотов нашел, где-то купил, добыл, подобрал с абсолютной тщательностью те самые вещи, которые только и могли находиться в богатом купеческом доме, в котором происходит действие пьесы. Эта вещная среда всегда производит необыкновенное впечатление. Потому что, с одной стороны, интересно рассматривать эти вещи. А с другой стороны, они будто имеют запах, вкус того времени, активируют воспоминания о каких-то фильмах, книгах или о том, что ты видел в доме бабушки... Иными словами, оживляют твою чувственную память.

Конечно, актер, оказавшись в такой сценографии, среди этих вещей, уже не может актерствовать, не может быть фальшивым. 

Сейчас очень модна брехтовская система существования актера. То есть актер не полностью совпадает со своим персонажем, он от него как бы отстраняется и время от времени посматривает на него с иронией. Такие спектакли могут быть хорошими, но иногда ты от этого приема устаешь. В таких постановках очень много иронии и театра. 

А в спектаклях Сергея Федотова, поставленных по Чехову или Горькому, этого нет. Он задает обстоятельства, которые строго соответствуют времени, в котором написаны произведения. Но герои – это наши современники, живые люди, какие-то вещи звучат совершенно по-другому. Иными словами, ты имеешь дело с настоящим, НАСТОЯЩИМ русским ансамблевым психологическим театром. А это, по нынешним временам, если не говорить о музейных, мумифицированных версиях, редкость – живое, одухотворенное искусство. Додин и Федотов, я могу назвать два имени, которые это умеют. 

Сергей Федотов из Перми, много лет возглавляет театр «У Моста». Открыл имя Мартина МакДонаха для России. В этом театре идут все пьесы МакДонаха, проводится международный фестиваль его пьес, между прочим, огромный, приезжают зарубежные театры: из Франции, Великобритании… И наши все, конечно. Федотов очень мощный режиссер, причем такой, который для каждого драматурга подбирает язык, эстетику и стиль, соответствующий автору. 

У него очень мощная труппа. Я сама на репетициях не была, но Сергей Федотов говорит, что пользуется упражнениями Михаила Чехова. Он воспитывает актеров просто фантастически. Например, когда один актер уходит из театра, думаешь, что спектакль больше жить не будет, что он обречен, потому что актеру он очень многим обязан. Но место занимает другой актер и, при иной индивидуальности, спектакль, ни в чем не проигрывает. Уникальная система воспитания труппы: когда один за всех и все за одного.

Вообще очень любопытно сейчас звучит эта пьеса. Федотов взял первый вариант. Горький написал два варианта: один – до революции, а второй - после. В первой версии больше идет речь о распаде семьи, это более камерная история, семейная. Мы помним, что роль Вассы Железновой играли Инна Чурикова , Антонина Шуранова, Светлана Крючкова, Марина Голуб, Татьяна Доронина… Огромная история у обеих версий. Но у Федотова отчетливо звучит вот какая тема: делом занимается только Васса и ее невестка. Мужчины живут пустыми идеями: дело продать, деньги получить, переехать в большой город. И в этом большом городе один будет играть в карты, второй будет кутить, третий будет торговать. Хотят в большой город гулять, потому что большой город связан с тем, что мы гуляем, играем и в крайнем случае перепродаем. Эту тема для жителя мегаполиса существенная. Мир делится на тех, кто работает и тех, кто бездельничает. И какой бы Васса не была, а грехов на этой женщине миллион, но ее можно понять. 

И вторая проблема: как далеко можно зайти из любви к делу, детям, и вообще как далеко можно зайти из благих намерений, которые, как известно, ведут в ад. Но ада у Федотова, конечно, нет. Назвать его оптимистом язык не поворачивается, он – человек трезвый, но христианин, и он не верит, что все совсем дурно. Его «Васса» заканчивается тем, что три женщины (сама Васса, ее дочь и ее невестка) – те, на кого можно рассчитывать – стоят в центре сцены, поддерживая друг друга, и понятно, что пока они здесь, пока их трое, они рядом, мир не рухнет. Жизнь будет продолжаться. Напоминает мизансцена, как ни странно, о финале «Трех сестер»: остаются только три женщины. И реплика Вассы о том, что она хочет слышать голоса внуков, «маленьких звериков»… Несмотря на ужасы пьесы, веришь, что в этом саду, который они возделывают, будет раздаваться детский смех, и что эти дети будут другими.

 

Марина Тимашева, обозреватель Радио «Свобода»