Пермский Театр «У Моста»

Версия для слабовидящих

16.02.2019

КОСМИЧЕСКИЙ МАСШТАБ

...В попытках найти нужные слова для того, чтобы начать о премьерном спектакле «Наводнение» театра «У Моста» (пьеса Е.Баранчиковой по мотивам рассказа Евгения Замятина) сталкиваешься с огромной проблемой, чуждой для филолога, – нет слов! Произнести, придать звучанию испытанному, пережитому за эти невероятные часы, то же самое, что уничтожить, осквернить самое святое и ценное, разорвать плоть и оголить душу.

Может быть, по этой причине во время антракта ошеломленные завороженные зрители под воздействием сверхъестественного гипноза двух мистических режиссеров Сергея Федотова и Овлякули Ходжакули пребывали в безмолвном метафизическом состоянии?

Такие вещи, подвергающие шоку человеческий разум, приводящие к распаду и нарушающие цельность человеческого бытия, просто необходимы зрителям, особенно в наше время.

Начальными первобытными звуками и проникающим до самой глубины души светом, волной собственных мурашек по коже зрителей захватывает фантастическое ощущение близости к астральному измерению. Необычная декорация, напоминающая самый странный космический объект – «черную дыру», притягивает внимание и создает такую атмосферу, что не отпускает не только во время спектакля, но и после него.

«Наводнение» без сомнений стало выходом за рамки привычного как для зрителя, так и для самих актеров, которые раскрыли и обнажили всю свою творческую беспредельность и в очередной раз доказали, что для «мостовских» созидателей новых образов нет невозможного.

Экспрессивная, живая Виктория Проскурина в роли Софьи и молодая дерзкая Светлана Коренкова в роли Ганьки образуют сверхсильный темпераментный женский дуэт. Героини на протяжении всего спектакля, даже после убийства Ганьки, находятся в бесконечной борьбе за любимого мужчину – Трофима в исполнении Ильи Бабошина, всегда метко захватывающего любой образ. 

Это бытовое противостояние, в свою очередь, постоянно перетекает в область философии – борьба двух основополагающих начал, которые в конце образуют единое целое в страдании рожденном Софьей ребенке, подобно рождению самой Вселенной. 

Проводником между двумя мирами становится уникальный таинственный герой-невидимка в исполнении Михаила Головкова, присутствие которого всегда ощутимо. Его голос раздается то за пределами бытия, то разрывает реальность и проникает из мира снов Софьи, заполняя собой пространство, будоражит, приводит в немой страх и оцепенение.

Границы стираются, и с растерянностью задаешься безумным вопросом: «Где Софья, а где Ганька? Возможно ли, что Софья есть порождение Ганьки? А Ганька есть результат Софьи?» Этот вечный вопрос взаимосуществования добра и зла в лице Дьявола и Бога.

Все это отсылает нас к древнему мифу об Уроборосе – змееподобном существе, кусающем себя за хвост, которое встречается в том или ином виде у разных народов. Он символизирует глубокое и важное понимание этого мира – цикличность бытия, которое не имеет ни начала, ни конца. 

Кстати, говоря о символах, «Наводнение» пронизано знаками: от мелких деталей в виде бочки, перьев, воды, ключа, зеркал до коротко стриженной Ганьки, что естественно усложняет восприятие спектакля, но, с тем, замыкает нас в круг интересных важных мыслей, отрывая и поднимая над обыденностью, побуждая выйти из своих материальных тел и вырасти до космических масштабов.

 

Татаурова Ольга