Пермский Театр «У Моста»

Версия для слабовидящих

17.09.2019

«Елки-палки, вот это ЖИЗНЬ!»

10 сентября – всемирный день предотвращения суицида. Именно в этот день на сцене театра «У Моста» была сыграна премьера комедии-фарса по пьесе Н. Эрдмана «Самоубийца». Казалось бы, что можно найти комичного в столь тяжелой и, для многих, табуированной теме? Но театр «У Моста» уже не в первый раз подходит к проблеме границы жизни и смерти, будто балансируя на лезвии ножа. Быть достаточно дерзкими, чтобы задевать за живое, но при этом не переходить границу пошлости. Вероятно, поэтому пьеса Н. Эрдмана с 1998 г заняла достойное место в репертуаре «У Моста».

Самоубийство – это проявление гордости и храбрости духа или позорное бегство из жизни? Все мы в школе читали известную статью про «луч света в темном царстве», где смерть Катерины из «Грозы» описывалась как вызов и приговор системе насилия и несправедливости. Самоубийство – вообще частый гость русской классической литературы, выступающий как классический выход из безвыходных ситуаций.

Но Семен Подсекальников, блестяще сыгранный на пермской сцене Сергеем Мельниковым, – самоубийца особенный. В начале действия он и не помышляет серьезно о том, что может свести счеты с жизнью. Но хоровод безумных слов, который ведут вокруг него самые внезапные люди, придумывает за него и сам факт самоубийства, и способ, и подробности, и даже причину ухода из жизни. Прознав, что одному простому человеку надоело жить, разные дельцы и идеологи наперебой предлагают ему умереть не просто так, а за благородное дело. И получить после смерти достойные почести, войдя в историю страны! Подчас его буквально берут «на слабо»: обвиняют бедного Сеню в неспособности совершить подвиг! Но можно ли считать героическим поступок, перед которым приходится выпить «для храбрости» раз, а потом еще раз, и еще?.. Пока пьяное тело совсем не лишится рассудка, не желающего вместить абсурдность ситуации.

В спектакле поднимается и много политических проблем, возвращающих нас к истории НЭПа. Тут и желание разных «реакционных» слоев населения взять реванш у советской власти, и жадность новых торгашей, и бедность, и незрелость партийных активистов. Но вопрос о том, является ли суицид достойным историческим жестом, выходит за рамки политического времени и пространства. Эрдман, а вместе с ним и коллектив театра «У Моста», ставят этот вопрос максимально остро и ясно: «Где граница между тик и так?» Между круговоротом жизни, где остаются предсмертная записка, слезы родных, пышные похороны, пламенные речи и борьба за справедливость. И небытием смерти, где человек не остается даже наедине с самим собой. И эта граница оказывается настолько фундаментальной, что заставить человека переступить ее добровольно и в здравом уме, кажется не в силах никто – ни корыстные дельцы, ни пламенные политики, ни безответная любовь. Потому что жизнь, даже такая абсурдная, где мертвое тело покупают дороже живого, для человека прекраснее полного небытия.

 

Роман Гайшун